текст: Дмитрий Зелов


Робинзон Крузо — подлинная история реального прототипа литературного героя

фото: globallookpress, архив
Вместо предисловия
Почти три века назад (1719) умудренному опытом 59-летнему бывшему британскому разведчику и негоцианту (и заметим, весьма известному, хотя и с большой долей скандальности, журналисту) Даниэлю Дефо с большим трудом удалось наконец-то опубликовать свой роман c витиеватым, в духе барочного осьмнадцатого столетия пространным названием: «Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, прожившего 28 лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Ориноко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля, кроме него, погиб, с изложением его неожиданного освобождения пиратами; написанные им самим». Издатели, словно сговорившись, один за другим отказывали автору, не веря в коммерческий успех сего литературного опуса. Наконец, на свой страх и риск одно небольшое издательство решилось-таки напечатать роман. Реальность превзошла самые смелые ожидания: публика буквально смела с полок новое произведение Даниэля Дефо, так что через 2 недели (!) пришлось даже срочно допечатывать тираж. А затем в течении года переиздавать полюбившееся читателям произведение еще несколько раз.
Да-да, речь идет о том самом романе Дефо, более известным по сокращенному названию «Робинзон Крузо». Он принес его автору оглушительный успех не только в старой, доброй Англии, но и, со временем, во всем свете. Редкий случай для мировой литературы: и спустя столетия главное произведение, обессмертившие имя Дефо (а всего за три десятка лет своей активной литературной деятельности весьма плодовитый автор написал несколько сотен сочинений на самые разные темы: здесь и многочисленные романы, и исторические исследования, серия злободневных для своего времени политических памфлетов, трактатов и деклараций вкупе с сатирическими стихами и поэмами, цикл таинственно-мистических историй и религиозно-философских эссе, отличающиеся оригинальной подачей путевые очерки и заметки, и прочее, и прочее), не теряет своей актуальности для миллионов мальчишек и девчонок, а также их родителей, по всему свету.



Даниэль Дефо

"Все наши жалобы на то, чего нам не хватает, вызваны недостатком благодарности за то, что у нас уже есть."


Все дело в том, что литературный отец Робинзона Крузо стал родоначальником принципиально нового на тот период жанра — приключенческого романа, написанного простым, но в тоже время ярким и живым слогом от лица главного героя. Именно такое чтение пришлось по вкусу массовому читателю нового, XVIII в. взамен уже набивших оскомину плутовских и пасторальных романов прошлого.
Но вот все ли в «Робинзоне Крузо» Даниэля Дефо, жизнь которого была сама похожа на авантюрный роман, является плодом богатого авторского воображения? Главный вопрос при этом: был ли у главного героя, Робинзона Крузо, прототип, и если да, то кто? Вот об этом и поговорим...
На необитаемый остров — по собственному желанию
Прототипом Робинзона Крузо для Даниэля Дефо послужил шотландец Александр Селькирк, боцман с фрегата «Пять портов» из каперской флотилии под началом Ульима Дампера. Его приключения, пользовавшиеся большой популярностью в Британии в первой четверти XVIII в., и составили фабулу романа. Как следует уже из заглавия, Робинзон Крузо провел на необитаемом острове долгих 28 лет. Впрочем, если быть более точным, то, по словам самого главного героя, — 28 лет, 2 месяца и 19 дней. Впрочем, тут Дефо допустил досадную ошибку: внимательный подсчет времени пребывания Робинзона на острове на основе дневников самого Крузо (с 30 сентября 1659 г. по 19 декабря 1686 г.) дает нам цифру ровно на год меньше. Но это так, к слову.
Реальный Александр Селькирк пробыл на необитаемом острове по сравнению с Робинзоном всего ничего - в 7 раз меньше: с 1704 по 1709 гг. В отличие от Робинзона, оказавшегося на необитаемом острове в одиночестве не по своей воле, а в результате кораблекрушения, в котором спастись удалось лишь Крузо, Селькирк, отличавшийся взрывным темпераментом, рассорился за время длительного плавания в пух и прах с капитаном корабля Томасом Стредлингом. И потребовал высадить себя на необитаемом острове. Не зря же говорят, бойтесь своих желаний — они могут исполниться.
"Robinson Crusoe - An English Graphical Bibliography"
По правде говоря, затевая бунт (а это был самый настоящий бунт на корабле) шотландец рассчитывал, что к нему присоединится значительная часть команды, которой надоело болтаться в открытом море без вожделенной каперской добычи. К тому же корабль из-за сильной течи требовал ремонта, и дальше идти на нем было попросту опасно. На все это Селькирк резонно указывал капитану, но Стредлинг предпочел отмахнуться от докучливого боцмана, который не лез за словом в карман и при всех выказывал неприятную правду-матку, роняя тем самым в глазах команды престиж капитана.
Однако боцман просчитался: несмотря на весьма тяжелые условия службы, из команды «Пяти портов» никто (!) не поддержал в его призывах остановиться в укромной бухте для починки и ремонта.
Хотя нет, Стредлинг все же остановил ненадолго свое судно, высадив Селькирка на небольшом острове Мас-а-Тьерра, что расположен в Тихом океане более чем в 600 км от побережья Чили. В последнюю минуту самообладание покинуло строптивого боцмана, он даже пошел на попятную, но было уже поздно: капитан остался глух к мольбам Селькирка простить его и взять обратно на корабль.
Тогда (а во многом и сейчас) оказаться в одиночестве, полностью оторванным от цивилизации, означало практически гарантированную гибель. Мучительную, растянутую во времени смерть от голода или от нападения диких животных, или же от не менее свирепых первобытных охотников-каннибалов, случайно почтивших остров своим визитом. Фатальной могла оказаться даже банальная простуда или травма в результате падения. Впрочем, когда Стредлинг высаживал «дебошира» на необитаемый остров, то оставил ему для выживания ружьё, а также небольшой запас пороха, патронов, табака, одежды, огниво, кое-какие инструменты и навигационные приборы, а также, в назидание и для утешения, Библию.
Забегая вперед, скажем: в итоге в выигрыше оказался именно Селькирк: «Пять портов» вскоре затонул из-за сильного шторма в океане, как раз по той причине, на которую и указывал Стредлингу без обиняков боцман. Капитан, кстати, был одним из тех немногих, которым удалось спастись с затонувшего судна. Но они попали в плен к испанцам, так что еще неизвестно, кому больше повезло. Впрочем, всего этого Селькирк до поры до времени знать не мог, будучи занят выживанием на необитаемом острове. Когда же спустя почти 4,5 года все тот же Дампир, совершая к тому времени свое очередное пиратско-кругосветное путешествие (правда теперь уже в качестве штурмана в составе экспедиции Роджерса Вудса), уговорил капитана заглянуть на Мас-а-Тьерра, то к своему большому удивлению они обнаружили на острове не косточки Селькирка (как следовало бы ожидать), а его самого, причем целого и невредимого. Хоть и сильно одичавшего.
Александра Селькирка спасли ... козы и кошки. На Мас-а-Тьерра во множестве водились одичавшие козы, оставшиеся там с прошлых времен. В конце XVI в. этот остров был открыт испанским мореплавателем Хуаном Фернандесем. Покидая его, он оставил несколько коз на острове, так сказать, на всякий случай, то бишь в качестве продовольственного резерва. Ну а заодно и кошек. За время отсутствия людей, они расплодились, но одичали. Обнаружив на острове коз, боцман вначале охотился на них с помощью ружья, но патроны быстро закончились и тогда он принялся ловить их руками. Селькирк догадался подрезать козам сухожилия, чтобы те не смогли далеко убежать и так сумел приручить их, обеспечив себя постоянным источником пропитания в виде молока и мяса, а также шкур для одежды взамен той, что довольно быстро пришла в негодность.
Александр Селькирк на острове. Гравюра из собрания Mary Evans Picture Library.
Первое время Селькирку на острове сильно досаждали крысы. Они портили его продукты, одежду и даже кусали его. Отшельник решил и эту проблему: он приручил в изобилии водившихся на Мас-а-Тьерра одичавших кошек и навсегда забыл о неприятном соседстве с грызунами. С течением времени, когда первоначальная задача выжить на острове постепенно отступила для бывшего боцмана на второй план, он даже занялся дрессировкой своих питомцев, научив их незамысловатым танцам. Однако, за годы пребывания в полном одиночестве мятежный боцман все же изменился не только внешне. Хотя благодаря Библии он не разучился читать и думать, но, отвыкший за время вынужденного долгого молчания общаться с людьми, Селькирк, когда его обнаружили, поначалу с трудом ворочал языком, издавая нечленораздельные звуки.
Впрочем, несколько недель, проведенные им в обществе команды корабля, вернули ему прежний «человеческий» (считай, цивилизованный) облик и способность внятно изъясняться. От нее он и узнал о печальной судьбе «Пяти портов» и его экипажа.
Вернувшись в 1711 г. на родину, в родной городок Ларго, Селькирк охотно рассказывал в окрестных тавернах о своих приключениях, став местной знаменитостью. И все же, по возвращении, за ним стали замечать странности. Так, ему уже не особо жилось в своем обычном доме: к изумлению соседей, бывший отшельник выстроил, рядом на холме некоторое подобие пещеры, в который он жил на острове. Этому жилищу отставной боцман отдавал явное предпочтение.
"Робинзон Крузо": предыстория или как все начиналось
По возвращении из кругосветного плавания, в 1712 г. Роджерс Вудс выпустил книгу «Путешествие вокруг света, содержащее в себе известие об Александре Селькирке, жившем в одиночестве на острове четыре года и пять месяцев», которая имела у публики огромный успех.
В следующем, 1713 г. на страницах журнала «Англичанин» Селькирку посвятил свой очерк популярный журналист, писатель и политик Ричард Стил. В основу его «Истории удивительных приключений Александра Селькирка, потерпевшего кораблекрушение моряка», легла серия авторских интервью с бывшим отшельником необитаемого острова.
"The Life and Adventures of Alexander Selkirk, The Real Robinson Crusoe...". Philadelphia, Hazard & Mitchell, 1850
Взяв за основу очерк Стила, а также используя записки Вудса, Дефо благодаря силе своего таланта и воображения творчески переработал имевшиеся в печати и устной молве сведения о Селькирке — результатом стало рождение подлинного шедевра английской и мировой литературы.
Вопрос, который волнует вот уже не одно поколение почитателей творчества Дефо: а встречался ли писатель с Селькирком, беседовал ли с ним о его жизни на острове? И хотя такая встреча действительно вполне вероятно могла состояться в одной из таверн (подобный сюжет не раз обыгрывался в популярной литературе), веских доказательств тому нет. Впрочем, и без этой встречи у Дефо было уже предостаточно материала для создания своего бессмертного романа.
Александр Селькирк рассказывает Даниэлю Дефо свою историю.
Allers Family Journal, 1917
История с географией
Остров Мас-а-Тьерра, на котором более 4 лет прожил Александр Селькирк, вместе с примерно равным ему по площади Мас-а-Фуэра и крошечной Санта-Кларой (всего лишь 2,2 км²), составляют архипелаг Хауна-Фернандеса, названного в честь отважного испанского первооткрывателя земель. До начала XIX в. острова архипелага входили в состав колоний Испанской империи, а затем перешли и по сию пору принадлежат завоевавшей независимость от испанской короны Чили.
В 1966 г. ради привлечения туристов Мас-а-Тьерра был переименован в остров Робинзона Крузо. Это единственный обитаемый остров во всем архипелаге. Проведенные уже в наши дни археологические раскопки на острове позволили обнаружить место стоянок и наблюдательного поста отважного отшельника, а также навигационные приборы начала XVIII в. (упоминаются современниками среди описания вещей Селькирка), что подтверждает правдивость рассказанной им истории в ходе бесед со Стилом и Вудсом.
А вот соседний от острова Робинзона Крузо остров Мас-а-Фуэра (соседний по меркам тихоокеанского архипелага, конечно - между островами более 150 км) в том же 1966 г. был назван... правильно, островом Александра Селькирка.



А если это был не Селькирк или Дефо — плагиатор?
В качестве сюжетной канвы для своего романа помимо приключений Александра Селькирка Даниэль Дефо мог использовать и другие (хотя и значительно менее известные в его время) истории о жизни «робинзонов» на необитаемом острове.
Не так давно известным британским путешественником и писателем Тимом Севериным была выдвинута версия о том, что прототипом Робинзона Крузо был вовсе не Александр Селькирк, а английский хирург Генри Питман, опубликовавший в 1689 г. свои записки под названием «Повесть о великих страданиях и удивительных приключениях Генри Питмана, хирурга покойного герцога Монмута». Дефо, по мнению Северина, так вообще злостный плагиатор, заимствовавший идею своего романа у британского врача.
Однако, несмотря на то, что флора и фауна острова Ла-Тортуга у побережья Венесуэлы (Солтатудоса, как называли его англичане из-за наличия значительных залежей соли, которую добывали приезжавшие эпизодически на остров пиратские партии) действительно весьма сходны с описанием острова, на котором оказался Робинзон, эта версия при внимательном изучении дневника Питмана не выдерживает никакой критики. Питман высадился на «необитаемом» острове не один, а вместе со своими 9 товарищами, с которыми сбежал от непосильной работы на плантациях. Здесь они ... встретили 26 английских приватиров (каперов), которые только и поджидали удобного случая покинуть остров.
Portrait of Daniel Defoe, National Maritime Museum, London
Второе издание романа в России, 1775
Конечно, Дефо мог читать этот весьма интересный труд британского врача и, вероятно, даже быть лично с ним знаком (в молодости, Дефо, как и Питман, принимал участие в восстании герцога Монмута против английского короля Якова II). А затем использовать текст дневника Питмана при написании «Робинзона Крузо». Кстати, любопытная деталь: записки доктора, в силу мизерного тиража, продавались исключительно в лондонском магазине Джона Тэйлора.
В этом же самом магазине, спустя 30 лет уже Вильям Тэйлор, унаследовавший от отца семейный бизнес, впервые выставил на продажу тот самый роман Дефо, который оказался бестселлером.
Однако Дефо в предисловии к своему роману прозрачно намекает, с кого именно списан его главный герой. Тем более что на момент выхода в свет «Робинзона Крузо» Александр Селькирк пребывал в добром здравии.
Вместо послесловия
Напоследок о прозе жизни. И Дефо, и Селькирк умерли вдали от родных и близких. Великий писатель был не слишком удачливым финансистом и по сути всю жизнь бегал от кредиторов (одно время среди них была даже его теща). Он несколько раз приговаривался к стоянию у позорного столба, в честь которого даже сочинил сатирический гимн. Как писал Дефо о себе самом:

Судеб таких изменчивых никто
Не испытал,
Тринадцать раз я был богат
И снова беден стал.

Собственно, Дефо и умер в 1731 г. в бегах, скрываясь от разгневанных издателей и заимодавцев (заметим, у них были на то веские основания) в трущобах Лондона под вымышленным именем. Дотошные исследователи даже подсчитали, что за свою жизнь писатель использовал почти две сотни (!) различных псевдонимов. Хозяйка его последнего пристанища, чтобы возместить себе расходы на похороны, распродала имущество старика-квартиранта. О том, кем на самом деле был съемщик ее жилья, она, конечно же, не знала.
х/ф "Робинзон Крузо", 1946 г. , режиссер А. Андриевский, в роли Робинзона - П. Кадочников
Поскольку каждый писатель в той или иной степени пишет о себе любимом, то созданный воображением Дефо Робинзон Крузо c его потрясающим оптимизмом и неистощимой философией жизнелюбия — это и есть квинтэссенция идеального образа в понимании самого писателя. Хотя, конечно, в каком-то смысле это секрет Полишинеля. И пусть у реального Дефо не получилось прожить свою жизнь в достатке, почете и уважении, а умереть в окружении любящих родных и близких (у писателя было 8 детей, на старшего сына незадолго до смерти он переписал свое имущество, чтобы выглядеть «гол как сокол» перед страждущими стрясти с него причитающиеся им средства, а тот стал истово проматывать отнюдь не большое отцовское состояние, с таким трудом заработанное писателем за всю жизнь, нимало не заботясь при этом о судьбе своей престарелой матери и младших сестер с братьями, которых Дефо еще надо было поднять на ноги),
но зато его Робинзон Крузо, оказавшись в начале своего жизненного пути из-за собственного безрассудства на краю гибели, за 28 лет жизни на необитаемом острове духовно преображается. По возвращении в Англию, Крузо столь выгодно продал свои плантации в Бразилии, что стал богачом (по современным меркам - мультимиллионером), женился, родил троих детей, помог стать на ноги своим племянникам, совершил еще немало удивительных путешествий (в частности, в «Дальнейших приключениях Робинзона Крузо», изданных Дефо в том же 1719 г., на волне успеха от его первой части, главный герой пересекает всю Россию с востока на запад) и был унесен по смерти ангелами в рай.
И еще. Дефо, несмотря на огромное литературное наследие, для большинства по существу остался автором одного-единственного произведения. Собственного говоря, это и было написано на его первом могильном камне: «Даниель Дефо, автор «Робинзона Крузо».
Памятник Александру Селькирку на его родине в г. Лауэр- Ларго, Шотландия
Старая могильная плита Дэниэля Дэфо
А что же Александр Селькирк? По прошествии нескольких лет, проведенных им на берегу в Шотландии, хороший куш, полученный им при дележе пиратской добычи по пути от острова, где его обнаружили, до Англии, закончился. Селькирк затосковал по морю и, завербовавшись на корабль, отправился на поиски новых приключений. Он нашел их сполна. Если Дефо прожил все-таки классические библейские 70 лет, то Селькирк скончался в 1723 г. на корабле от желтой лихорадки у берегов Ганы не дожив и до 50. По морской традиции его тело сбросили в море.
По морской традиции его тело сбросили в море. На родине, узнав о смерти бывшего отшельника с необитаемого острова, его женщины (как выяснилось, Селькирк оказался официально женат на некоей трактирщице Фрэнсис Кандис, но завещал имущество своему «возлюбленному другу», доярке Софии Брюс, с которой сожительствовал) не стали понапрасну горевать, а развернули отчаянную войну за его наследство. Впрочем, это уже совсем другая история.
Понравилось ?
Поделись с друзьями !