СРЕДИ МИРОВ

Сирия – сгусток истории. Именно здесь обнаружены следы древнейшего земледелия и животноводства. С них начиналась история цивилизации, которая превратилась в бесконечное смешение племен и народов, царств и империй. Может ли эта история в Сирии закончиться?
Посланник Аллаха сказал: «Снизойдут римляне у Амака или Дабика, и выйдет к ним войско из Медины из лучших жителей Земли на тот день... И начнут биться с ними». Упрощенная и усеченная версия этого хадиса, пророчества из VII века, поднимает сегодня в бой боевиков запрещенной в России организации ИГИЛ. Многие из них искренне верят, что наступают последние времена, когда в последней же битве встретятся правоверные и солдаты Рума, то есть Рима, Византии. Для Западной Европы Византия (как и Россия) – страна на востоке. А для мусульманского мира – все та же Римская империя.

Пальмира. Фрагмент фасада храма Баал-Шамин II века н.э. Был взорван боевиками ИГИЛ в августе нынешнего года
Упомянутый в пророчестве Дабик, небольшое поселение к северу-востоку от Алеппо, вошел в историю незадолго то того, как хадисы стали оформляться письменно. Возле Дабика халиф Сулейман в 717 году собирал войско для наступления на Византию. Халиф намеревался поддержать своего брата Масламу, который осадил Константинополь и с моря, и с суши.
Если бы в VIII веке самая динамичная и сильная держава того времени – Дамасский халифат – смогла взять Константинополь, то вскоре покорила бы и весь западный мир. И христианской цивилизации не было бы. Но тогда Византия выстояла и продержалась еще семь веков.
А спас Римскую империю император Лев III, прозванный Исавр (Сириец). Сулейман умер, так и не осуществив поход на север, его похоронили там же, в Дабике.
В августе 2014 года игиловцы разрушили его могилу. А ведь это была не языческая и не христианская, а мусульманская святыня: о Сулеймане в арабской истории осталась добрая память.

«ИГИЛ пытается на глазах у всего мира разрушить самые базовые, фундаментальные представления о цивилизации и истории, – говорит историк-востоковед Алексей Муравьев. – Она пытается доказать, что история закончилась, наступили последние времена, поэтому память, культура, свидетельства эпох уже бессмысленны. Так они вербуют сторонников, так провоцируют агрессию противников».
Алексей Муравьев
Историк-востоковед
НАЧАЛО
Общим местом давно стала фраза «История начинается в Шумере» – это к западу от Сирии, на территории современного Ирака. Но в 1928 году сирийский крестьянин случайно обнаружил неподалеку от Латакии древнейшее городище цивилизации Угарит, которое находится в тридцати километрах по прямой до аэропорта Хмеймим, основной базы российских военно-космических сил в Сирии. Угаритская цивилизация возникла 8000 лет назад, золотой век пришелся на второе тысячелетие до нашей эры. А в 70-е годы советская экспедиция под руководством археолога Рауфа Манчаева нашла в долине реки Хабур древнейший храмовый комплекс Телль-Хазна.
В третьем тысячелетии до нашей эры древняя шумерская цивилизация была частично покорена семитскими народами, создавшими Аккадское царство, а потом Ассирию, Вавилон и Финикию. Арамейский – главный язык Ближнего Востока на рубеже эпох – возник в VII веке до н. э. в результате смешения языка Арамейского царства со столицей в Дамаске и наречия завоевателей-ассирийцев.







В третьем тысячелетии до нашей эры древняя шумерская цивилизация была частично покорена семитскими народами, создавшими Аккадское царство, а потом Ассирию, Вавилон и Финикию. Арамейский – главный язык Ближнего Востока на рубеже эпох – возник в VII веке до н. э. в результате смешения языка Арамейского царства со столицей в Дамаске и наречия завоевателей-ассирийцев.

Фигура шумерского сановника
Найдена при раскопках Мари – города-государства, существовавшего на границе современных Сирии и Ирака примерно четыре тысячи лет назад
Дамаск – мало того что один из старейших городов мира, так еще и самая древняя из существующих столиц. Знаменитая мечеть Омейядов – запечатленная в камне история Ближнего Востока: когда-то на этом месте был храм древнего семитского божества Ваала, потом античного Зевса-Юпитера, здесь же в Византийскую эпоху возникает церковь, которая при халифах перестраивается в прекрасную мечеть.




Ассирию захватил Вавилон, потом Персия, затем – в IV веке до н. э. – пришел Александр Македонский, и Сирия стала частью западного (эллинистического и римского) мира на целую тысячу лет. На территории Сирии располагались 80 городов. Для сравнения: в соседних Палестине и Иудее лишь 45.
Одним из самых известных городов – Пальмира, стоявшая на пересечении важнейших караванных путей, связывавших Средиземноморье с Месопотамией, Ираном, Центральной Азией и Китаем, с которым Рим, кстати, активно торговал.
На недолгие 13 лет (260–273) город даже стал самостоятельным Пальмирским царством, в котором правили сначала Оденат II, а потом его вдова Зенобия.




Александр Македонский








Она смогла присоединить к Пальмире всю Сирию, Палестину, Египет и часть Малой Азии. Это совпало с очередной смутой в Римской империи, когда императору было не до отдаленных рубежей. Но затем, укрепив свою власть, он разгромил Пальмиру. Пленную царицу в золотых цепях провели по Риму – так император Аврелиан продемонстрировал уважение к ней как к серьезному противнику.




Зенобия – исторический персонаж и еще одна красивая античная легенда.
«Еще сто лет назад среди арабских крестьян, феллахов, считалось не очень приличным обращать внимание на всякие предметы старины, – говорит историк Алексей Муравьев. – Пальмира тогда была застроена ветхими хижинами.
Местные, но европейски образованные интеллектуалы создали новый миф – о древней арабской государственности. Арабский национализм как идея противостоял и турецкому национализму, и европейскому колониализму, и исламской государственной идее: среди арабских националистов были как христиане, так и мусульмане самого разного толка. Вместе они хотели вернуть не только свою землю, но «свою» историю.
Вот и Зенобия, которая скорее всего была арамейского происхождения, сегодня считается где-то арабкой, где-то египтянкой – в зависимости от национальной мифологии.
ИГИЛ пытается разрушить в глазах всего мира самые базовые, фундаментальные представления о цивилизации и истории. Они пытаются доказать, что история закончена, что уже насту-пили последние времена, что память, культура, свидетельства эпох уже бессмысленны
Алексей Муравьев
Историк-востоковед
18 августа 2015 года боевики ИГИЛ на фоне развалин Пальмиры публично казнили выдающегося археолога, смотрителя пальмирского музейного и археологического комплекса 82-летнего Халида Асаада. До этого его два месяца пытали, видимо, стараясь выведать местонахождение ценностей, которые можно было бы продать на черном рынке.
ХАЛИФАТ И РИМ
«Именем Аллаха милостивого, милосердного. Вот что дарует Халид Ибн аль-Валид жителям Дамаска, если вступит в город: он обещает подарить им безопасность для их жизней, имущества и церквей. Городские стены не будут разрушены, и в их домах не будут размещены мусульмане. С того момента получат они подданство Аллаха и покровительство пророка его, халифов и правоверных. И пока платят они налоги, не учинится им никакого зла». Халид Ибн аль-Валид – ближайший соратник Мухаммеда, великий полководец, не потерпевший ни одного поражения. Похоронен в городе Хомсе, мечеть его имени, воздвигнутая над могилой, пострадала во время обстрелов в 2013 году, во время боев между правительственными войсками и вооруженной оппозицией.


На фото: Войска Башара Асада взяли под контроль мечеть Халида ибн аль-Валида — знаменитого мусульманского воителя. Покой ближайшего сподвижника пророка Мухаммеда был нарушен двухлетними боями за мечеть, в ходе которых, в частности, пострадал его склеп.
Пророк Мухаммед считал Дамаск прекраснейшим из известных ему городов. Захватить его удалось уже первым «праведным» халифам, которые отнеслись. Халифам покорились Сирия и Египет, они оккупировали Испанию. Но первый шанс окончательно разгромить Рум появился в 674 году, когда после захвата и освоения египетских технологий у арабов появился сильный флот. Они предприняли первую осаду Константинополя. Арабская конница дошла до Халкидона, города, расположенного напротив византийской столицы, на другом берегу Босфора (сейчас это район Стамбула Кадыкёй). Арабский флот подошел к Золотому Рогу.
Дамаск сегодня
Христианскую цивилизацию, как это еще не раз случится в последующие века, спасло технологическое превосходство в военной сфере. «Ниспровергатели Христа предприняли великий поход. Они приплыли и зазимовали в Киликии. Когда Константин IV узнал о приближении арабов, он подготовил огромные двухпалубные корабли, оснащенные греческим огнем, и корабли – носители сифонов... Арабы были потрясены... Они бежали в великом страхе», – писал византийский историк Феофан.
В 678 году в результате применения греческого огня арабский флот был почти полностью уничтожен, остатки добиты штормом, а отступавшие сухопутные войска разбиты ромеями, которые, как говорят хроники, уничтожили тридцать тысяч мусульман. А изобрел оружие возмездия сирийский архитектор Каллиник, бежавший от арабов к императору.
Удивительно, что это ноу-хау византийцы хранили в секрете более семи веков, несмотря на то что халифат активно заимствовал и развивал технологии и культуры покоренных народов и стал для Европы и мира источником знаний и передовых практик.
Правители Сирии
Христианские и иудейские сюжеты вошли в него как часть новой религии. То же пророчество о Дабике продолжается описанием второго пришествия Иисуса Христа: «...и вот, когда они уже припустятся на битву, выравнивая свои ряды, внезапно будет объявлено о начале молитвы. Тогда снизойдет Иса, сын Марйам (Иисус, сын Марии. – Historicum), и возглавит их молитву. Увидев его, враг Аллаха начнет таять, как тает соль в воде».
В исламе Иисус – предпоследний великий пророк перед Мухаммедом. Признаются также догматы о непорочном зачатии и чудесном спасении. А некоторые шиитские мусульмане, такие как сирийские алавиты и друзы, даже празднуют Пасху и Рождество.
Один из минаретов дамасской мечети Омейядов называется Иса – накануне Страшного суда там должен появиться сам Иисус и спуститься вниз на крыльях ангелов. И поскольку событие это может произойти в любой момент, в знак уважения служители мечети каждый день стелют на землю ковер.
Тем не менее, если бы халифат не чинил проблем местным христианам, которые в то время составляли большинство населения Сирии, то и Киллиник не сбежал бы с идеей греческого огня в Константинополь и христианских восстаний в Дамаске бы не было.
Поражение от Византии в VIII веке, нестабильность христианского Дамаска, порождавшая смуты в самом халифате, стали причиной того, что при следующей за Омейядами династии Аббасидов столица была перенесена в гораздо более лояльный и мусульманский Багдад.
Византия, потеряв Сирию, Египет и другие территории, избавилась заодно и от одного из главных источников внутренней нестабильности – конфликта между ортодоксальными православными с монофизитами, признававшими только человеческую, не божественную природу Христа: большинство из них остались за пределами империи. Но вместе с этим Ближний Восток остался за пределами православной ойкумены.
АССАСИНЫ И КРЕСТОНОСЦЫ
«Многие конфликты в истории Сирии, начиная с античных времен, происходили между империями, которые стремились к унификации населения, и теми, кто хотел сохранить культурное и религиозное разнообразие, – говорит Алексей Муравьев. – Скажем, в новейшее время христиане вступают в тактические союзы с алавитами и друзами, шиитами и исмаилитами, а также с курдами против унифицирующего давления исламистов.
Гражданские войны в Арабском халифате начались во времена последнего праведного халифа Али: шииты признавали законной только власть его прямых потомков, а власть других халифов считали результатом искажения ислама. В VIII веке возник новый конфликт, на этот раз внутри шиизма вокруг фигуры «скрытого» имама Исмаила. Так появились исмаилиты, которые затем распались еще на несколько ветвей.
В Средние века исмаилиты создавали секты, в которых пытались практиковать социальное равенство. К XI веку центр исмаилизма переместился из Египта в Сирию. И снова эта земля стала ареной противоборства разных культур: в конце XI века к религиозным противоречиям внутри ислама добавился новый фактор – романтизированные впоследствии рыцари-крестоносцы.
«Крестовые походы кардинальным образом изменили отношения мусульман и христиан. Мусульмане впервые увидели западных христиан, и это была шокирующая встреча, – говорит Алексей Муравьев, имея в виду не только саму войну, но и то, что европейцы выглядели дикими на фоне более культурных, в том числе в бытовом плане, арабов.
На крестоносцев встреча с мусульманами тоже произвела сильное впечатление: возникла исламофобия, но параллельно и интерес к этому миру
Алексей Муравьев
Историк-востоковед
На крестоносцев встреча с мусульманами тоже произвела сильное впечатление: возникла исламофобия, но параллельно и интерес к этому миру, как имеющему собственную ценность, увлечение восточным знанием и практиками. Отсюда, кстати, берет начало востоковедение. Часть христиан Леванта увидела в рыцарях защитников – стали возникать разные унии, существующие по сей день. Халдеи (ассирийцы-униаты), армяне, принявшие унию с католиками, мелькиты – бывшие православные византийского обряда, принявшие унию, – все это наследие Крестовых походов.
Замок Масияф неподалеку от Хамы был захвачен крестоносцами, но потом продан исмаилитам-низаритам, которых на Западе называют ассасинами. Замок надолго стал форпостом этой загадочной секты. В XII веке здесь располагалась резиденция Рашида ад-Дина Синана, с именем которого связано невероятное количество легенд. Например, такая: хлопком в ладоши он мог заставить своих солдат прыгнуть со стен замка. Они были уверены, что попадут в рай, поэтому с ассасинами боялись воевать.
В 1176 году замок осадил будущий победитель крестоносцев Салах ад-Дин, более известный как Саладин. Историки рассказывают: однажды ночью он проснулся в своем шатре, окруженном многочисленной охраной, и увидел, как кто-то из него выходит. После чего заметил в изголовье приколотую кинжалом записку с требованием снять осаду. Саладин понял, что исмаилиты внедрены даже в его охрану. Борьба между низаритами-ассасинами и алавитами продолжалась до конца XIX века. Победили, как мы знаем, алавиты – к ним относится и правящий ныне клан Асадов. А сама Хама, напротив, стала символам сопротивления Асадам.




По легенде, ассасины вербовали новых членов из числа юношей, которых погружали в наркотический сон и позволяли предаваться всем возможным наслаждениям, после чего те были готовы на все, лишь бы вернуться.




Она смогла присоединить к Пальмире всю Сирию, Палестину, Египет и часть Малой Азии. Это совпало с очередной смутой в Римской империи, когда императору было не до отдаленных рубежей. Но затем, укрепив свою власть, он разгромил Пальмиру. Пленную царицу в золотых цепях провели по Риму – так император Аврелиан продемонстрировал уважение к ней как к серьезному противнику.
Монголы пытались штурмовать Дамаск трижды, но лишь Тамерлану удалось взять город в 1401 году. При этом он разыгрывал из себя правоверного шиита, возмущенного деяниями еретикков-суннитов.




Зенобия – исторический персонаж и еще одна красивая античная легенда.
ОСМАНЫ И ЗАПАД
Новый расцвет сирийских городов пришелся уже на власть Османской империи. На первое место, потеснив Дамаск, выходит Алеппо, или Халеб. Собственно, это и сейчас самый крупный город Сирии, ее экономическая столица. Халеб, как в древности Пальмира, оказался на пересечении основных торговых путей. Товары из Китая, Индии, Ирана и Ирака доставлялись через него к Средиземному морю.

На фото: Ancient Roman time town in Palmyra, Syria.
В отличие от Дамаска там в XVII веке была европейская колония: консул, купцы, торговые дома. Сохранилось много описаний жизни Халеба в XVIII веке, в частности борьбы политических группировок. Бывало, город словно вымирал, базары закрывались, на улицах возникали баррикады, дело доходило до перестрелок. А потом все так же неожиданно заканчивалось. В традиционном обществе даже городской бунт происходил в четком соответствии с раз и навсегда установленными правилами. При этом задача ставилась не уничтожить противника, а добиться того, чтобы он признал свою неправоту.
В арабо-мусульманском мире идеальным решением считается не то, которое устраивает большинство, как на Западе, а то, что устраивает всех, – консенсус. Это как торговля на базаре: сделка справедлива, только если устроила и покупателя, и продавца, а торговаться они могут сколько угодно.

При Османах пафос мусульманской веры сменился пафосом империи
Алексей Муравьев
Историк-востоковед
На протяжении большей части своей истории турки были более терпимы к другим религиям и народам, чем западные страны. Но к концу ХIX века Османская империя уже чувствовала отставание от европейских империй и попыталась его сократить унификацией народа – государственным национализмом. Самым известным и страшным актом стал геноцид армян, но параллельно с ним этнические чистки коснулись и других христианских народов. До Первой мировой на севере Сирии проживало много христиан, в результате преследований большинство из них переселились кто в Армению, кто в Палестину.
Первая мировая война закончила историю Османской империи. Не дожидаясь общего решения о судьбе ее владений на Ближнем Востоке, Франция ввела войска в Сирию и 25 июля 1920 года оккупировала Дамаск. Просуществовавшее несколько месяцев Арабское королевство Сирия было ликвидировано, король Фейсал I бежал из страны. Спустя некоторое время Франция разделила регион на шесть подконтрольных провинций: Дамаск, Алеппо, Государство алавитов, Джебель-друз, автономный санджак Александретта и Большой Ливан.
Франция, как и Британия того времени, имела в виду властвовать, разделяя. Потом концепция поменялась, и Франция создала современную Сирию, снова собрав ее по кускам, но отделив Ливан.
Арабы, как христиане, так и мусульмане, чувствовали себя преданными западноевропейцами: пока они все вместе воевали против турок, Англия и Франция давали понять, что помогут арабам организовать самостоятельные государства или даже одно большое арабское государство, но вместо этого просто установили свою власть.


На фото: Французские солдаты возле города Эль-Джудейда, июль 1920 года
«Где-то с 1929 года ситуация в панарабском движении изменилась, – рассказывает Алексей Муравьев, – роль национальных лидеров взяли на себя имамы в мечетях, движение стало принимать черты не национального, а религиозного, стали возникать братства, в том числе такие, из которых выросли «Братья-мусульмане». Это разобщило их с арабскими христианами, которые при колониализме в общем чувствовали себя неплохо. Арабские писатели ценили многое из того, что принесла Франция в части государственных устоев и цивилизации, но обличали культурный диктат и предательство освободительных движений. Именно поэтому светскому обществу Сирии так нравится то, что делает Россия, и не нравится то, что делает Запад.
СОЦИАЛИСТЫ И ИСЛАМИСТЫ
«Мы можем спорить о путях, которые ведут к Аллаху. Важно то, что Он существует, и то, что мы все поклоняемся Ему. Ни у кого нет права диктовать другим, каким путем идти к Аллаху. Аллах – для всех, и, с Его точки зрения, все равны. Каждый человек свободен в том, как он молится, как он поклоняется и как он видит Аллаха».
Первое большое восстание против Хафеза Асада, отца нынешнего президента Башара и автора этих слов, было поднято на заре 70-х годов прошлого века, после того как он исключил из конституции Сирии упоминание о том, что президентом страны может быть только мусульманин.

Хафез Асад


Это еще больше укрепило суннитское большинство страны в убеждении, что алавиты, которыми по происхождению был клан Асадов, не просто какие-то еретики, а вовсе безбожники. Для западного мира эта загадочная религиозная группа – повод для конспирологических фантазий о тайных ритуалах, о некоем «коде да Винчи» с восточной спецификой.

СУННИТЫ И ШИИТЫ

Сунниты считают священным Коран и предание о жизни пророка Мухаммеда – сунны, а управление доверяют избранному главе – халифу. Шииты уверены, что во главе общины должны быть потомки Мухаммеда от брака его дочери Фатимы с Али ибн Абу Талибом.

религиозные течения
Сирии

АССАСИНЫ

средневековое название одной из ветвей исмаилитов. Биография их основателя Хасана ибн Саббаха окутана легендами и домыслами. Основной базой ассасинов была горная крепость Аламут в Иране. Хасан известен использованием террористов-самоубийц в политической борьбе.
ДРУЗЫ

этноконфессиональная группа, отколовшаяся в XI веке от исмаилитов. Друзы верят, что Аллах – единственный бог, а Мухаммед – его пророк, но еще признают переселение душ. Убеждены, что до определенного момента, между XII и XV веками, душа могла сама решить родиться друзом или нет.
АЛАВИТЫ

одна из самых закрытых религиозных групп внутри ислама, к которой принадлежит, в частности клан Асадов. Как и ортодоксальные шииты, почитают зятя пророка Али ибн Абу Талиба. Детали вероучения мало известны что и порождает самые фантастические гипотезы об их обрядах и практиках
МОНОФИЗИТЫ

христиане, которые не признают двойную – божественную и человеческую – природу Христа, считая,
что человеческая составляющая растворилась в божественной, подобно капле меда в океане.

Хотя, судя по поведению самих Асадов, религиозные мистерии их интересовали в последнюю очередь. Отец и сын просто стремились заставить свою страну жить западной жизнью так, как они сами ее понимали. Советский Союз казался многим вовсе не «империей зла» или загнивающим колоссом на глиняных ногах, а примером уникального цивилизационного прорыва. И Хафез Асад выбрал социализм – он давал шанс, по крайней мере по идее, прорваться в «первый мир» сразу из «третьего», минуя мытарства «второго» – страстной политической борьбы, черепашьего реформирования экономики, вопиющего социального расслоения.
Западный мир считал Асада-отца врагом, а ведь он был самым настоящим западником, просто «Запад» понимал по-исламски, с СССР-Россией в качестве его части. Своей репутацией он обязан жестокой расправой над противниками, ради которой он не чурался даже бомбежек собственных городов. Но ведь оппозиция ненавидела его как раз за приверженность «Западу».
И все равно ни национализация промышленности, ни усиление влияния спецслужб, ни коллективизация сельского хозяйства не сделали из Сирии «жемчужину Востока» по советским лекалам.
Напротив, Сирия оставалась постоянным источником региональной нестабильности, то и дело вмешиваясь в войны соседей, причем кровавыми методами, испробованными сначала на собственном народе.




Генеральный секретарь Партии арабского социалистического возрождения, Президент Сирийской Арабской Республики Хафез Асад и сопровождающие его лица на Мамаевом кургане у памятника "Родина-мать зовет!"
К моменту смерти Хафеза Асада в 2000 году Сирия казалась чуть ли не оазисом стабильности на фоне разрушенных стран и изолированных диктатур по соседству. Его сын Башар, профессиональный стоматолог с западным образованием и британским опытом жизни, подавал еще большие надежды. И поначалу даже их оправдывал: разрешил независимую печать, освободил некоторых политзаключенных и уволил наиболее одиозных министров отца.
Но злой рок не отпускает Сирию, и вот, спустя полтора десятка лет, страна вновь в пучине гражданской войны.

Авторы: Виталий Лейбин, Дмитрий Карцев
Фото: Gettyimages, Shutterstock
Понравилось?
Поделись с друзьями!
~
читайте также