СПЕЦПРОЕКТ
Дипломаты, шпионы, и закулисные игры — секретное оружие правительств Европы
Пройдет совсем немного времени, и отношение изменится.
Первая Мировая: люди Х
Она даже собственный расстрел превратила в спектакль.
Самая знаменитая шпионка Первой мировой Мата Хари отказалась завязать глаза, послала воздушный поцелуй расстрельной команде и заявила: «Проститутка – да, но предательница – никогда!» История трагическая, не очень достоверная, но весьма показательная. Такие были времена: лучше быть проституткой, чем шпионкой. Ни тебе героико-романтического ореола, ни уважения и признания соотечественников. Разведка существовала уже много веков, и все это время считалась занятием… постыдным.








Всего за пятьдесят лет до Великой войны английский генерал Дуглас Хэйг писал:

«Я бы не хотел, чтобы моих людей использовали в качестве шпионов. Офицеры должны действовать честно и открыто, как положено англичанам. Шпионаж среди наших людей был ненавистен нам, военным».
Шпионы, которых никто не любил
Если этим занимаются свои, то они – разведчики, если чужие – шпионы.
По сей день бойцов невидимого фронта разделяют именно по такому принципу. Только Джеймсу Бонду удалось облагородить слово «шпион», которое в начале ХХ века считалось крайне обидным.
Члены самой успешной агентурной сети Первой мировой «Белая дама» (о ней речь впереди) предпочитали называть себя солдатами, а после войны требовали от правительства армейских наград и пенсий. В общем, шпионы или разведчики – это с какой стороны посмотреть.

Кроме того, не только сами шпионы любили, как бы поскромнее выразиться, приукрасить свой вклад в победу или поражение, но и их начальники, а также историки, писатели – все поучаствовали в создании мифов. Крупный специалист по истории разведки француз Луи Ривьер отмечает, что «большинство шпионских историй – это приятная смесь из фактов и вымыслов, написанных для того, чтобы развлечь читателя».

Чистая правда! Об абсолютной достоверности тут и речи быть не может, в шпионском мире все относительно. Однако были и такие истории, что и придумывать ничего не надо.

Факт
Во времена Первой мировой войны наказанием за гомосексуализм во Французской армии была казнь. Если же преступником был офицер, ему позволялось искупить вину в бою, но он обязательно должен быть убит.
…Его погубили собственная жадность и повышенная бдительность скромного почтового служащего. Полковник австрийского Генштаба Альфред Редль сам пришел на почту за очередным гонораром и вскоре был разоблачен. Один из руководителей австрийской разведки работал на русских. И этим можно только восхищаться. Никакая другая страна не имела агентов такого ранга и такой эффективности! Редль, безусловно, главный шпион Первой мировой, хоть и погиб он до того, как начались боевые действия. Но сколько успел сделать!

Попавшийся на гомосексуальной связи, Редль выдвинул русским условия: он будет работать за деньги, но русская разведка должна время от времени сдавать своих агентов. На том и порешили. Редль «разоблачал» русских агентов, повышая свой престиж, а взамен передавал ценные сведения. Очень ценные. В отдельные годы Редль получал гонорары, превосходившие годовой (!) бюджет всей австрийской разведки.

Он сдал русским всю австрийскую агентурную сеть, но самое главное – Редль передал план вторжения в Сербию. Измена Редля стоила жизни сотням тысяч австрийских солдат. Когда полковника разоблачили, представители Генштаба были в таком шоке, что скрыли этот факт и позволили Редлю покончить жизнь самоубийством.

Если Редль – герой-одиночка, то на второе место в рейтинге шпионов Первой мировой следует поставить организацию «Белая дама». Самая успешная разведывательная сеть на Западном фронте. Редчайший случай – эту агентуру курировала не одна страна, а сразу три: Англия, Франция и Бельгия.


Как создавались разведки в разных странах:
Великобретания
В 1909 году капитан королевского флота Вернон Келл и легендарный одноногий моряк капитан Мансфилд Камминг основали новое секретное ведомство, которое состояло из двух частей: МИ-6 - разведка, МИ-5 - контрразведка.
Россия
В 1906 году при Главном управлении Генерального штаба появилась первая разведслужба, она подразделялась на внешнюю и внутреннюю. Не смотря на постоянную смену руководителей, штат сменялся редко.
Австро-Венгрия
Военная разведка была создана в 1850 году. В 1864 году аппарат австрийского разведывательного бюро имел в своем составе 13 офицеров и 1 унтер-офицера. К концу войны в штате бюро было 300 офицеров, 50 военных чиновников, 400 полицейских агентов, 600 солдат и около 600 шпионов.
Германия
Основным разведывательным органом в Германии являлся III Б отдел генерального штаба, который делился на несколько бюро, каждое ведало разведкой в соседних странах. Так, 1-е бюро занималось делами Англии и Франции, 2-е - Австрии и Италии, 3-е - России, Швеции и Турции, 4-е - Бельгии, Дании, Греции, Голландии, Испании, Португалии, США, Китая и Японии.
Франция
В мае 1796 Наполеон создал разведывательную службу под названием «Секретное бюро». В 1874 году Генштаб был подвергнут коренной перестройке. В результате которой Штаб делился на четыре главных управления: первое (кадровое), второе (разведка), третье (оперативное) и четвертое (тыл) бюро. Вследствие реструктуризации разведслужба стала называться "Вторым бюро".
США
Разведка при Государственном Департамента США появилась по инициативе Хауза*** Руководителю Американской разведки - Ральфу Х. Ван Деману пришлось наверстывать упущенное время из-за поздего вступления Америки в войну. Ему это удалось, с 1916 г. до конца войны его штат вырос с 3 человек до 250 военных и тысяч гражданских служащих.
«Белая дама», как известно, – один из самых знаменитых в истории призраков. Не без претензии, конечно, особенно если учесть, что занимались агенты «БД» весьма прозаичными делами, да и были они птицами совсем не такого высокого полета, как тот же Редль. Священники, железнодорожники, коммивояжеры, официантки… «Белая дама» действовала только на территории Бельгии и Голландии, собирала любую доступную информацию, в основном данные о перемещениях войск.

Вот представьте себе: сидит в своем домике у вокзала дочь путевого обходчика и считает. Проехало в день от 42 до 50 поездов – значит, куда-то перебросили целую дивизию. Зерна цикория используют для подсчета лошадей, фасолины – солдат, кофейные зерна – пушек. Потом все донесения передавались «кому надо». На первый взгляд наивная партизанщина, но на самом деле эта кропотливая и опасная работа была очень эффективной.
Кого поставить на третье место в «шпионском рейтинге»? Тут уже возможны варианты. Но, наверное, самый очевидный претендент на «бронзу» – сэр Томас Эдвард Лоуренс, более известный как Лоуренс Аравийский. Легендарная личность! Но сэр Томас воевал не в Европе, а на Востоке, а кроме того, был столь отчаянным и неуправляемым авантюристом, что неизвестно, кто боялся его больше – враги Британии или правительство Его Величества.
Что же касается остальных… Просто констатируем: их было много, самых разных. Немцы Карл Ганс Лоди и Франц фон Ристелен, француз Шарль Юльмо. Даже знаменитый английский писатель Сомерсет Моэм и тот в Первую Мировую поработал на разведку.

В общем, Великая война сделала шпионаж, может, еще и не слишком уважаемой, но уже профессией. А заодно породила болезнь, которую именуют шпиономанией.

Видеть в каждом подозрительном человеке шпиона, это оттуда – из Первой мировой. Однажды несчастные фламандские прачки чуть не попали под арест. Кто-то из британских офицеров решил, что если солдатское белье развешивать определенным образом, то… можно передавать сообщения немецким летчикам. Тщательное расследование показало: шифровок из рубашек и кальсон прачки не составляли. А вы говорите – Мата Хари!
Специальная война
Сегодня их называют спецслужбами. На слух
– вполне нейтрально,
по факту – весьма устрашающе.
Огромные организации с миллиардными бюджетами! По сравнению с такими монстрами, как КГБ и ЦРУ эпохи холодной войны, учреждения, занимавшиеся разведкой и контрразведкой в годы Первой Мировой просто карлики. И тем не менее… Можно спорить о том, была мировая война начала ХХ века на самом деле первой, но то, что она стала первой настоящей войной спецслужб – неоспоримый факт. Так что, поговорили о людях, перейдем к организациям.
Германия проиграла войну, имея самую лучшую армию. Спорить с этим могут только самые отчаянные патриоты. В том, что касается организации, дисциплины, методичности, немцам нет равных. Стоит ли удивляться тому, что именно Германия обладала самой эффективной разведкой в годы Первой мировой, особенно в самом ее начале. В 1909 году при Генштабе германской армии был создан отдел III-b. Его возглавил полковник Вальтер Николаи. На отдел были возложены четыре функции: разведка, контрразведка, пропаганда внутри страны и пропаганда в войсках и среди населения противника. Кроме того, Николаи получил особые полномочия в плане сотрудничества с полицией. Такой централизации, такого мощного кулака не было ни у кого! А ведь немцы еще и активнее других использовали разного рода технические новшества, например авиаразведку с помощью самолетов и дирижаблей. И все же нельзя сказать, что Германия переиграла своих оппонентов на тайном фронте.

Мешала немецкой разведке, например, традиционная страсть к экономии. Брать хотели не умением, а числом. Агентов в основном вербовали в низших слоях общества и платили им совсем немного. В итоге жадность сгубила не одну операцию.

Разведка главного союзника Германии – Австро-Венгрии – значительно уступала немецким коллегам. Хотя специальное учреждение, Эвиденцбюро, занимавшееся разведкой, в Австрийской империи было создано еще в 1850 году! Но функционировало оно при МИДе, а к Генштабу перешло уже в начале Первой мировой. И, конечно, к 1914-му австрийцы так и не смогли оправиться от тяжелого удара – дела полковника Редля. Оно и предопределило главное направление деятельности. Ни одно противостояние спецслужб в годы войны не было таким жестоким, как русско-австрийское. Шпионов обе стороны безжалостно расстреливали…
Говорят, что к войне стремились все страны, но больше всего хотела ее Франция. Это и понятно: после поражения во франко-прусской войне 1870 – 1871 гг., самым популярным словом во Франции было «реванш». Парадокс заключается в том, что кричать – одно, а делать – совсем другое. В великое противостояние Франция вступила амбициозной, агрессивной и… плохо подготовленной. Второе бюро, главная разведывательная организация, все еще переживало последствия скандального дела Дрейфуса, после которого авторитет учреждения упал до нуля. Незадолго до начала войны там зашевелились, но, по большому счету, полную реорганизацию своей разведки французам пришлось провести уже после начала боевых действий. Так что самая знаменитая операция французских спецслужб – разоблачение Маты Хари.
Англия, как обычно, вступала в войну вроде с союзниками, но не забывала о собственных «вечных интересах». Между Англией и Европой – незначительное, но труднопреодолимое препятствие, которое называется Ла-Манш, а сугубо европейские дела волнуют Британию меньше, чем перспектива потери колоний. Над этим в основном и работали: предотвратить вторжение и сохранить влияние на Востоке.

В 1909 была создано некое Бюро, на базе которого появятся легендарные MI5 (Служба безопасности) и MI6 (Секретная разведывательная служба). Прямо скажем, в годы Первой мировой дедушки Джеймса Бонда выдающимися успехами похвастаться не могут. Зато англичанам не было равных в искусстве перехвата сообщений и дешифровке. И здесь нельзя не отметить адмирала Реджинальда Холла, по прозвищу Моргун (у Холла был нервный тик). Он создал при Адмиралтействе специальный офис – знаменитую «Комнату 40», где работали более тысячи человек. Радисты, криптографы, шифровальщики, лингвисты. Вот они-то и провернули несколько очень успешных операций, как говорится, не выходя из комнаты.
И, наконец, Россия. Какая страна – такая и разведка. Все слабые места царской России характерны и для русских спецслужб. Чудовищная бюрократия, слабая восприимчивость к чему-то новому, межведомственные склоки… Незадолго до начала войны в составе Главного штаба было выделено Главное управление. По идее именно оно и должно было стать главной спецслужбой. Но разведкой продолжали заниматься и министерства: иностранных дел, финансов, промышленности. Отсутствие системы и единого координационного центра – главный и, к сожалению, очень существенный недостаток русской разведки в годы Великой войны. Однако напомним, что ни одной спецслужбе не удалось завербовать агента такого высокого ранга, как полковник Редль.
Мир во время войны
Есть люди, которые, как
и шпионы, предпочитают работать в тишине, – дипломаты. Война идет,
а общение противников через тайных эмиссаров
не прекращается.
Как вы думаете, сколько во время Первой мировой было попыток заключить сепаратный мир? Не одна, и не две. В 1917, например, французы активно вели переговоры с австрийцами, но не срослось.

И все же один сепаратный мир был заключен. 3 марта 1918 года делегация Советской России в Брест-Литовске подписала мирный договор со странами, которые были противниками царской России в войне. Брестский мир – «несчастный» и «похабный», так назвал его инициатор сделки Владимир Ленин.
Условия договора были чудовищными, только перечисление того, что теряла Россия, займет полстраницы. В советское время людей убеждали, что подписание мира было неизбежным, что страна нуждалась в мирной передышке, а подлец Троцкий чуть не загубил все дело. Правда заключалась в том, что большевики продемонстрировали: они готовы на все, лишь бы удержаться у власти. А Троцкий не только не нарушил инструкций Ленина, но и фактически спас его во время критического голосования 23 февраля. Именно позиция Троцкого сохранила Ленину лидерство в партии.

«Краткий курс истории ВКП(б)» утверждает, что это гнусная ложь и не совсем так? А вы посмотрите на дождь наград, который пролился на Троцкого сразу после подписания мирного договора. Посты председателя Высшего военного совета, наркома по военным делам, чуть позже – по военно-морским делам. И это при том, что Ленин действительно, мягко говоря, недолюбливал Троцкого.








В 1918 году министр иностранных дел Австро-Венгрии граф Чернин писал:

«Германские военные сделали все для того, чтобы низвергнуть Керенского и поставить на его место «нечто другое». Это «другое» теперь налицо и желает заключить мир».
Но мало заключить мир, нужно еще и убедить своих же товарищей по партии, что по- другому никак нельзя. На VII съезде РКП (б), который и решал судьбу Брестского мира, Ленин вынужден был кинуть кость этим самым товарищам, многие из которых считали договор действительно позорным. Принимается дополнение к резолюции, которое наделяет ЦК правом разорвать любой мирный договор и объявить войну любой империалистической стране. Узнай об этом немцы – и миру пришел бы конец.

Что же Ленин? Он требует взять подписку о неразглашении с каждого находившегося в зале! Он настаивает на том, чтобы каждый делегат сдал текст резолюции. Предложение не прошло, но резолюция оставалась тайной до 1923 года.

Можно ли было отказаться от «позорного мира»? Многие современники и историки убеждены: да. Только для этого пришлось бы пойти на экстренные миры, а главное – создать правительство народного единства. Но делиться властью Ильич не хотел и ради ее сохранения был готов на все. Дедушка Ленин, которым и сейчас восхищаются миллионы людей в нашей стране, – один из самых беспринципных политиков в истории.

А сразу же после того как Германия признала себя побежденной, Россия в одностороннем порядке разорвала Брестский мир – согласно резолюции, которую никому нельзя было показывать.

Авторы: М. Куриев, Ф. Палехов
Понравилось?
Поделись с друзьями!
О Первой Мировой войне читайте также
~
читайте также