ИДУЩИЕ ВМЕСТО
От какого наследства отказываются те, кому за...


Пока есть время, всегда найдутся и те, кто бросит ему вызов. Малозаметный юбилей, да и дата не слишком круглая: 65 лет назад появился термин «субкультура». Есть в нем оттенок уничижительности. Вроде культура, но не «в», не «над», а «под». Sub на латыни означает именно «под».
Конечная цель для них ничто, имидж — все. Они хотят только одного — быть непохожими на других. Они приходят и уходят, но без них никак.
Дэвид Рисмэн
американский социолог и юрист
ЧАСТЬ 1
НЕФОРМАЛЬНЫЕ
ПРИЗНАКИ

В 1950 году американский социолог Дэвид Рисмен ввел в обиход понятие «субкультура». Так он назвал группы людей, намеренно избравших стиль и ценности меньшинства. Конечно, субкультуры существовали и раньше, но как некий феномен их стали изучать только во второй половине ХХ века. Хиппи и яппи, эмо и скинхеды, битники и байкеры — человечество знакомилось с героями, которые героями считали только себя. И только из-за того, что они пошли другим путем. Представители субкультур создавали свой, особый мир, хотя в большинстве случаев правильнее было бы сказать — мирок. Впрочем, при всем многообразии форм здесь есть лишь три непреложных правила.
1
У субкультур «молодое лицо». Тут и объяснять нечего: нигилизм — дело молодых
2
Политики за редким исключением нет, зато всегда есть протест.
Философия тоже имеется. У длинноволосых хиппи это мир и любовь, у бритоголовых скинов — борьба с «расово неполноценными» и здоровый образ жизни.
3
И главное, имидж, который, как уже было сказано, для представителей субкультур — все. Одежда, манера поведения, жаргон. Стиль — надежный социальный маркер для деления на «своих» и «чужих», главная, а зачастую единственная форма самовыражения.

Дендизм

Возьмем для примера едва ли не первую из всем известных субкультур — дендизм. Онегин, конечно, мог быть одет как денди, но в Лондоне его вряд ли приняли бы за своего. Особого, чисто британского лоска не хватило бы, да и с одеждой не все так просто. Денди меняли моду чуть ли не каждую неделю. Однажды царь и бог дендизма Джордж Браммел вышел из дома в ветреную погоду. И ветер забросил один из концов его галстука на плечо. «Красавчик» — таково было прозвище Браммела — этого просто не заметил, но к вечеру все денди Лондона носили галстук именно так. А вы говорите — Онегин.





Ох, нелегкая это работа
— отличаться от других.



Иногда просто опасная. Вот в тоталитарных обществах субкультур, как правило, не бывает. Там, где существует что-то «единственно правильное и верное», самовыражение не приветствуется. Модный приговор легко может обернуться реальным сроком, а много ли найдется храбрецов, готовых сменить твидовую клетку на небо в клетку покрупнее? И все же они были, есть и будут. Искать их сегодня в Северной Корее мы не станем — вместе с битлами мы вернемся назад, в СССР. В стране большевиков с меньшинствами дела всегда обстояли плохо. Формально их не существовало, даже социологи долго не признавали, что «кто-то кое-где у нас порой» хочет жить по-другому. Однако жили.

Владимир Маяковский
НЕ ГОВОРИ "ГОП"

Во времена СССР все достижения сравнивались с 1913 годом. Последний год мирной жизни. Потом война, революция и — совсем другая страна. Ловко получалось. Новая Россия била старую по всем показателям. Ну, во-первых, как известно, существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика. Во-вторых, было и то, что советская историческая наука либо стыдливо замалчивала, либо представляла, скажем так, совсем в другом свете.
Десять лет между первой и второй русскими революциями, с 1907 по 1917 год, были золотым веком в истории России. Прогресс во всех областях, в том числе в общественной жизни. Не то что с советскими временами — с нашими как-то неловко сравнивать. Политическая жизнь бурлила, только молодежных организаций десятки, студенческое движение чуть ли не самое мощное в Европе! Потом старый мир разрушили. До основания. А затем…
Вот ведь парадокс: единственная субкультура, которую советская власть унаследовала от царской России, которая пережила и культ личности, и застой, и перестройку, которая и ныне здравствует, — это гопники.
Миссия была благородной, но трудно выполнимой. Еще до революции в стране появилось Государственное общество призрения, сокращенно — ГОП. Оно помогало нищим, попрошайкам, бродягам. Потом царский режим пал, а ГОПы остались. Правда, теперь они расшифровывались как «государственные общежития пролетариата». Главной их заботой стали беспризорники и вообще городские низы. Пролетариат в те годы был еще слабым, так что низы состояли в основном из деклассированных элементов. С соответствующими
представлениями о социальной справедливости. Вот тогда и вошел в обиход термин «гопники», а гоп-стоп дал старт особой субкультуре, хотя в начале двадцатых это мало кто понимал.
Именно советская власть сделала все, чтобы обеспечить не только ее существование, но и долгую счастливую жизнь. Через лагеря и тюрьмы пройдут миллионы советских граждан, «балакать на фене» станет модно, тюремный фольклор и нательная живопись станут важнейшими из искусств. Гопники меняли названия, прикиды и пережили в итоге все режимы.

Чему удивляться, если сегодня легкая приблатненность не считается зазорной в высших политических кругах, а мастера уголовного шансона собирают полные стадионы?
Необыкновенная живучесть этой субкультуры в России объясняется просто. Гопники, как бы они ни назывались, никогда не воспринимались государством как угроза существующему строю. Знаменитое сталинское деление преступников на социально чуждых и социально близких как индульгенция на все века. С другими «непохожими» так не церемонились.
Вскоре после победы революции жена вождя, большой специалист в деле коммунистического воспитания Надежда Крупская писала: «…буржуазия пытается подчинить их [молодых людей] своему влиянию, отравить ядом своего мировоззрения и морали».
Надежда Крупская
российский революционер, советский партийный, общественный и культурный деятель
Вот и буржуазии вроде не было, а опасность отравления существовала! Срочно, срочно создать свои молодежные организации! И неважно, что пионеров скопировали с западных скаутов, комсомол позаимствовали у европейских социал-демократов — все равно сработало.
Где там еще витает дух свободомыслия? Ах да, студенты. До революции жили они весело, чуть ли не каждый месяц портили настроение государственным мужам — забастовками, митингами и прочими выходками. После победы революции со студенческой вольницей быстро покончили. На смену ей пришло комсомольское единство. Советская власть оказалась самым строгим экзаменатором. Сегодня мало кто помнит, какой безжалостной зачистке подверглись

высшие учебные заведения, какие мощные социальные фильтры были созданы для того, чтобы отсеивать неблагонадежных. И все равно в студенческой среде появились две, как сказали бы сегодня, социальные субкультуры.
«Мужики» — выходцы из рабоче-крестьянской среды, и «жоржики», разночинный люд, таких бы сейчас называли «ботанами». Непреодолимых разногласий между ними не было, да и откуда им взяться? Плохой это был период в истории субкультур — от победы революции до победы социализма. Эту страницу можно бы и сразу перелистнуть, но надо остановиться, оглянуться. Выпить стакан воды. Революционная романтика умерла не сразу — даже Сталину потребовалось время, чтобы ее уничтожить.
А в начале двадцатых жизнь еще была, в вопросах любви так уж точно. Ленин, как и другие старые марксисты, придерживался достаточно свободных нравов. Пламенная революционерка Александра Коллонтай в 1923 году выступила со знаменитой теорией «стакана воды». «Идеология пролетариата, — писала она, — не ставит никаких формальных границ любви». Иначе говоря, для пролетария заняться любовью все равно что водички испить. Ложные семейные ценности, обязанности женщин — все это будущая героиня фильма «Посол Советского Союза» подвергла нещадной критике. Даешь половую свободу на баррикадах! И некоторая часть молодежи к ней прислушалась.
Пламенная революционерка Александра Коллонтай в 1923 году выступила со знаменитой теорией «стакана воды». «Идеология пролетариата, — писала она, — не ставит никаких формальных границ любви».





В 1924 году появилась неформальная молодежная организация «Долой стыд!». «Нагота спасет мир» — ну, или по крайней мере будет настоящим олицетворением демократии и равенства. В течение года радикальные нудисты проводили акции, которые не могли похвастаться числом участников, зато зрителей собирали как в цирке. Что тут говорить, даже комсомол увлекся этой идеей. Обозвали действо «культурой здорового тела» — и пошло-поехало. Спортивные состязания в обнаженном виде и даже свинг-вечеринки.
Такой голой правды партия уже стерпеть не могла. В конце 1925 года Бухарин резко раскритиковал «моральное разложение некоторой части молодежи». А в качестве примера привел как раз движение «Долой стыд!». Свободе в неприкрытом виде пришел конец. Субкультурам тоже. Героев теперь выбирало не время, а специально обученные люди.

ЦВЕТЫ И ИХ ДЕТИ
Железный занавес придумал Черчилль. И советские руководители часто и охотно об этом вспоминали. Дескать, это не мы, это они. Лукавили, конечно. Черчилль был мастером красивых слов, а Сталин — серьезных дел.
британский государственный и политический деятель, премьер-министр Великобритании в 1940—1945
и 1951—1955 годах
Железный занавес придумал Черчилль. И советские руководители часто и охотно об этом вспоминали. Дескать, это не мы, это они. Лукавили, конечно. Черчилль был мастером красивых слов, а Сталин — серьезных дел. Он-то сразу понял, какие грандиозные возможности таит в себе строительство «новой великой стены», которая отделит социалистический рай от капиталистического ада. Кстати, даже те, кто сегодня тоскует по СССР, не могут ответить на простой вопрос: почему люди бежали из «рая» в «ад», а не наоборот? Почему большинство советских людей страстно мечтали попасть за границу? Дайте ответ! Не дают ответа. Ну и не надо. Итак, СССР отгородился от Запада железным занавесом, но времена изменились. В тех, кто только что одержал Великую Победу, было уже гораздо меньше страха. Сталин это прекрасно понимал, и его
отношение к участникам войны было совсем не таким восторженным, как сейчас. А еще победители привезли из Европы трофеи. Пластинки, кинофильмы. И все это пошло в народ. Железный занавес, говорите? Ну, для тлетворного влияния Запада он не был преградой. В Советском Союзе появилась другая молодежь.
«Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст!» Это про них, стиляг. Про первую настоящую отечественную субкультуру. Яркие цветы на поле серой обыденности. Коки, брюки-дудочки, ботинки на манке, галстуки цвета пожара в джунглях… И разные другие атрибуты западной жизни. Стиляги бросили всего лишь эстетический вызов советской действительности, но и этого хватило. Первопроходцам всегда достается больше всех. Стиляг песочили не только на
комсомольских собраниях, но и в прессе.
Одни только карикатуры и фельетоны в главном сатирическом журнале страны «Крокодиле» чего стоят! Вот одна из цитат: «Пощупайте, в этом красивом колосе совсем нет зерен. Это колос — тунеядец, он берет влагу и все прочее от природы, но не дает хлеба. В народе его называют пустоколоска. Есть и цветы такие в природе — выродки. Они часто красивы на вид, но бессодержательны и не плодоносят, называются пустоцветом».
А тут еще и борьба с космополитизмом! В общем, изображать жертв стилягам не пришлось. На охоту вышли и комсомольские функционеры, и дружинники. Стиляг исключали из институтов, забирали в армию… Едва ли не самую безобидную из молодежных субкультур «прессанули» так, как не делали ни до ни после.
Киножурнал №6, 1956 год, Ленинградская кинохроника
О вреде образа жизни стиляг
Важная деталь: если над стилягами устроили показательную расправу, то в дальнейшем советская пропаганда изберет другую тактику. Молодежные субкультуры будут просто… не замечать. Прием, надо сказать, эффективный. Но если и Герострата никто не забыл, то и субкультуры незамеченными не остались.
А стиляжничество постепенно сошло на нет после Фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1957 году. Железный занавес приподняли, и советские люди впервые увидели Запад не на картинках, ни в наивной копии стиляг, а воочию.
Международный форум молодежи породил новую и, пожалуй, уникальную субкультуру — фарцовщиков.
В стране тотального дефицита и ширпотреба появление спекулянтов неизбежно. Но спекулянты перепродавали то, что все-таки было, — фарца торговала тем, чего не было. Вообще. Молодые напористые люди работали в основном с иностранцами по простому принципу «я вам хохлому, вы мне Оклахому». Сначала фестиваль 1957 года, потом оттепель, а вместе с ней туристы из-за бугра, и — понеслось.
Фарца, конечно, появлялась только там, где можно было не только продать, но и, что не менее важно, достать. Крупные города, порты. Столица. Москвичи хорошо знали, что такое «точки». Места, где хорошо одетые юноши и мужчины за очень хорошие деньги продавали страждущим мечту. Хотя не только мужчины. Одной из самых популярных и экстравагантных точек был женский туалет в Столешниковом переулке. Дамы, попадавшие туда, так сказать, по прямой надобности, выходили очень удивленные.
Советская пропаганда
Анатомия духовного убожества
Жизнь фарцы довольно точно показана в одноименном сериале. Здесь важно отметить, что фарца — действительно особый мир со своими законами и героями, имена которых в Москве, например, были хорошо известны. Многие современные российские миллиардеры начинали как фарцовщики, и некоторые из них не стыдятся в этом признаться. Фарца среди советских субкультур долгожитель, исчезла она только вместе с железным занавесом.
А вот и те, кто без услуг фарцовщиков просто жить не мог, те, кто пришел на смену стилягам. Хиппи, «дети цветов». Без рассказа о том, на каком поле выросли эти цветы, не обойтись.
История западных субкультур в ХХ веке — прежде всего история реакции на войны. После Первой мировой метания «потерянного поколения», после Второй — «разбитого», битников. Ведь «бит» в переводе с английского значит «разбиваться».
И наконец, хиппи. Рожденные войной во Вьетнаме. В самой миролюбивой стране на свете, СССР, антивоенных движений по определению быть не могло. Главный лозунг хиппи «Занимайтесь любовью, а не войной» в Советском Союзе звучал странновато, ведь формально СССР ни с кем не воевал. Так ведь и советские хиппи выступали на самом деле не против войны, а против страны. Их протест не был политическим (попробовали бы только!), он был социальным и культурным. Порочный Запад стал для них источником новой идентичности, они создали свою внутреннюю империю рядом с коммунистическим долгостроем.
Копия хуже оригинала? Возможно. Некоторая искусственность? Наверняка. Добрались ли хиппи до наших берегов с опозданием? Да, но с совсем небольшим.Семидесятники — те, кто родился после войны, вырос в оттепель, а мужал в застой, — сильно отличались
от своих предшественников. Они были более циничными, у них уже не было иллюзий, они стали индивидуалистами в коллективистском обществе. И они разделились на тех, кто слушал бардов, и тех, кто предпочитал Led Zeppelin. Карьеру в комсомоле могли делать и те и другие, но различие на самом деле судьбоносное, ибо в истории России с петровских времен и до наших дней есть только один спор — между западниками и славянофилами. Хиппи были ультразападниками.
Их униформа — джинса, их иконы — виниловые пластинки, они говорили на своем языке, напичканном англицизмами. «Герла», «хаера», «флэты», «сешены»… Жили в коммунах, пили портвейн, употребляли легкие наркотики и проповедовали свободную любовь. У них, а точнее, для них появились первые рок-группы: «Машина времени», «Скоморохи», «Рубиновая атака», «Джем». У них были свои вожди вроде знаменитого Юры «Солнце».
Часть 2
СУБКУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Думал ли кто-то из хиппи, что они на «стритах» и «флэтах» начинают победный марш? Вряд ли. Но другой мир был не за горами. Перемены назревали, и первыми почувствовали неладное те, кому это было положено по должности.
Говорят, что специальное подразделение для работы с неформальными молодежными организациями было создано в КГБ еще до начала перестройки. И что некоторые молодежные субкультуры были выращены в пробирках в «лаборатории на Лубянке». Так это или нет, на самом деле неважно. Пришла пора что-то менять. Новые времена еще не наступили, а новые песни появились.
«Аквариум», «Кино», ДДТ, «Наутилус Помпилиус», «Урфин Джюс»… Хотят перемен, поют про мажоров, про «Свинью на бугре». И самое главное — их слушают! Везде и, похоже, почти все. Перестройке предшествовала мощная музыкальная увертюра, русский рок стал главным символом еще не наступившей свободы.
Новые кумиры выходят из подполья, их поклонники сметают оцепления у Домов культуры. А милиционеры уже не так строги, им тоже хочется послушать. И поют-то на русском! Это вам не Led Zeppelin.
Но не все «ноты протеста» вызывают у милиционеров сочувственное отношение. Вот, например, панки. «Дети отбросов» появились в СССР с сильным запозданием, а уж популярными стали только в середине восьмидесятых. Вульгарные, шумные, неряшливые — еще одна яркая краска в палитре молодежных субкультур. Среди юных жителей Страны Советов все больше тех, кто испытывает отвращение и к пионерской романтике и к комсомольскому энтузиазму. А потом началась перестройка.
Когда в Политбюро ЦК КПСС заговорили о реформах, группа товарищей высказалась вполне определенно. Реформы реформами, но идеологический контроль ослаблять нельзя. Сторонники Горбачева настаивали: без гласности никак не обойтись. Потом они почему-то удивлялись, как же так, мы же хотели как лучше. Но именно идеология цементировала систему, и как только выяснилось, что марксизм-ленинизм не единственное верное учение, система рухнула. Свободы слова и мысли для этого оказалось вполне достаточно.
Джинн из бутылки был выпущен. А что это там, на воле? Кто пришел на смену комсомолу? Какие песни теперь распевает молодежь?
Да самые разные. В субкультурные стаи сбились поборники ненасилия и жесткие парни с окраин, футбольные фанаты и буддисты, подняли голову ветераны движения, а еще… В общем, перечислять устанешь. Начался золотой век молодежных субкультур.

И тут без небольшого предисловия не обойтись.
Во-первых, с точки зрения эволюции субкультур перестроечное время и «лихие» девяностые — это, по сути, один период, когда «это сладкое слово свобода» было и догмой, и руководством к действию.
Во-вторых (и это, пожалуй, главное), их сердца, конечно, требовали перемен, но какую именно роль сыграла молодежь в этих переменах, мы так до сих пор и не знаем. Споров хватает, а до истины еще далеко.
И, наконец, субкультур действительно море. Так что, несмотря на риск быть обвиненными в субъективизме, придется сделать выбор.
Начнем, пожалуй, с тех, кто до сих пор живее всех живых, — с гопников. Хотя теперь название это очень условно. Оно доживет до сегодняшнего дня и останется как некий собирательный образ, хотя, по сути, это уже много разных субкультур. Гопники — это не просто хулиганье с городских окраин, это и
социальный кластер, и культурный маркер, а кое-где и движущая экономическая сила. Колыбель возрождения гоп-культуры подмосковные Люберцы… Там в подпольных качалках закаляли дух и тело «ребята с нашего двора». Любера стали настоящей страшилкой, они били всех, кто им не нравился, массово и жестоко. Панков, хиппи, рокеров — словом, поводов съездить в столицу хватало. Многие из люберов естественным образом оказались в криминальных формированиях, ставших приметой времени в девяностые годы. Позднее социологи назовут этот период «эпохой возрождения гопоты». Малиновые пиджаки в кадрах криминальных разборок — «лихими» девяностые станут в том числе благодаря новой эстетике. В эпоху стабильности с криминалом вроде покончат, но гопники все равно останутся. Некоторые из них даже станут называть себя «гангста», хотя вызывать будут скорее улыбку, чем страх. Еще одна боевая субкультура — фанаты.
Сейчас в это трудно поверить, но еще в начале восьмидесятых за шарф с символикой любимого клуба «вязали» еще на подходе к стадиону. Настало время, и стадионы стали их территорией. Фанаты, в отличие от люберов, били друг друга и первое время точно копировали западные образцы. С их фирмами, стрелками и коричневатыми идеями в головах. Так что расистским и националистическим лозунгам, которые звучат сегодня на российских стадионах, удивляться не стоит. Справедливости ради отметим, что фанаты, конечно, разные.
Но в целом это достаточно агрессивная среда, и совсем не случайно многие из фанатов плавно перетекли в другую субкультуру. Скинхеды, они же скины. Поначалу все те же гопники, у которых, правда, вместо криминальной романтики были нацистские лозунги. Потом среди бритоголовых радикалов появилось и немало юношей образованных, из вполне благополучных семей. Наступит день, когда и брить головы они перестанут, а идеи останутся. Кто-то одумается, перекуется — бывшие наци пополнят ряды движения «антифа», немногочисленное и опальное.Справиться с «экстремистами наоборот» окажется не так сложно. А вот остановить коричневую волну всегда сложнее, чем ее запустить.
А что же правильные молодые люди? Многие из них ушли в движения с явной политической окраской. Например, в Конфедерацию анархо-синдикалистов и другие подобные организации. Во времена перестройки их хватало, где они сейчас? Нигде. Говорят, молодежь у нас стала аполитичной. Хотя не вся.
Вот замечательный пример — байкеры. Известные сейчас всей стране «Ночные волки» впервые заявили о себе в конце восьмидесятых. А потом догнали и перегнали Америку, где и зародилось байкерское движение. Конечно, советским байкерам до американских было куда дальше, чем отечественным хиппи до их западных единомышленников. В Штатах парни в коже и на мотоциклах — одна из самых мощных субкультур в истории. Такие мотоклубы, как «Ангелы ада», гремели на весь мир, о них снимали фильмы. Но американские байкеры всегда придерживались принципа: их организации — это государство в государстве. Своя мораль, законы, кодекс чести. До СССР байкеры «докатились» с большим опозданием, да и более-менее массовым движением не стали. Оно и понятно — с мотоциклами в стране была беда.
Но главное отличие все же в другом. Американские байкеры намеренно дистанцируются и от политики, и от государства. Соратники Хирурга, лидера «Ночных волков», долго присматривались, с каким государством им ехать по одному хайвею, и в начале двухтысячных свой выбор сделали. Создав единственную в мире государственническую мотоидеологию.
Конечно же, переход от социализма к капитализму породил субкультуры тех, кто побогаче. И это было равенство в чистом виде! То, что в советское время было доступно только мажорам, детям из семей элиты, теперь можно просто купить за деньги. Что, согласитесь, более справедливо. Часть субкультур при этом закономерно превратилась из идейных объединений в сугубо потребительские. Они потребляют все, что подарила им новая сладкая жизнь. Российские города в какой-то момент перестали спать и начали тусоваться. Клубы породили новую субкультуру — клабберов. А еще появились рэперы, рейверы, кислотники…
В золотой век субкультур влияние Запада уже не считалось тлетворным. Кто там ходит в нелепых костюмах эльфов и гоблинов? Толкиенисты? Сюда, к нам, в подмосковные леса — пугать грибников.
В лукавое новое время врываются, как всадники Апокалипсиса, поклонники всякой нечисти и чертовщины... Кто только не будил постсоветских демонов, начиная от язычников, заканчивая сатанистами и готами. Последние, например, надолго застряли в субкультурной истории. Будучи преемниками панк-культуры, они возродили мрачноватый готический стиль — и он оказался весьма живучим. А это что за молодые люди депрессивного вида? Эмо? И их пересадим на российскую почву, немного мании суицида не повредит. Какие ценности? Какая философия? Очень простые. Несправедливый мир в черных тонах, детские мечты в - розовых. Взболтать, но не смешивать. Что наша жизнь? Страдание. Все как у таких же тинейджеров в Штатах или Японии.
Кстати, вклад Страны Восходящего Солнца в развитие молодежных субкультур в последние десятилетия трудно переоценить. И начиналось – то все с безобидных мультиков, а закончилось – устойчивой модой на «нечто японское». Появился даже специальный термин, отаку, субкультура молодежи, помешанной на японской массовой культуре. Вот одно из увлечений – игры с переодеванием в известных персонажей комиксов, мультфильмов и видеоигр. Это называется косплей, костюмированная игра. Справедливости ради отметим, что в России косплей все же не так популярен, как на Западе.
Добавим еще немного соевого соуса в бурлящий котел субкультур в современной России.



Хикикимори — и это не название болезни, хотя - как как посмотреть. Герои этой субкультуры, уже социальной, а не игровой — подростки, отказавшиеся от жизни в обществе в пользу изоляции и интернета. Этакие самураи – затворники, месяцами сидят дома и на шее у родственников, работы они не имеют, заработка тоже. В общем, не выходят из комнаты, не совершают ошибки.
Перечислять дальше? А надо ли? Вспомнят ли об этих субкультурах лет через десять? Вряд ли. Часто – ярко, порой – интересно, почти всегда – бессодержательно. Так, бабочки – однодневки, хиппи по сравнению с ними – титаны духа.
Зато всего – много. Последние 15 лет страна прожила под лозунгом: «Больше субкультур, хороших и разных!»

ЗДРАВСТВУЙ И...ПРОЩАЙ?

Сколько сейчас в мире субкультур? Тысячи. Но западные социологи подмечают характерную особенность: количество растет, качество меняется. Если так, Россия вполне себе в тренде. Протест у нас нынче не приветствуется, да и с некоторыми формами самовыражения могут возникнуть проблемы. А в остальном все как у всех. Почти...
Вот, например, хипстеры. Термины «хиппи» и «хипстеры» появились примерно в одно и то же время, у них один корень, но заметной частью общественной жизни хипстеры стали только в последние двадцать лет. Молодые люди в красных «бабушкиных» свитерах и кедах «Конверс», чего они хотят? В общем, ничего. Ах да, чтобы были газоны и велодорожки.
Хиппи хотели сделать мир лучше, хипстеры озабочены только собой. Удивительно, но эту совершенно безобидную субкультуру не любят.
И многие — как на Западе, так и в России — за конформизм, хотя хипстеры как раз считают себя нонконформистами. Да живите себе спокойно! Как яппи, метросексуалы, как все, кто хочет жить хорошо и спокойно. А вот этим покой только снится. Новое поколение знает все о риске ради кайфа. Жизнь скучна и? Прыгни с телевышки или залезь на небоскреб без страховки. Покорители крыш и городских подземелий, прыгуны и уличные гонщики. Руферы, диггеры, джамперы и стритрейсеры…
Лучше экстремалы, чем экстремисты.
Нестройными рядами бредут по российской земле готы, поклонники аниме, риветхеды. Как, вы не знаете, кто такие «клепаные головы», риветхеды? Это поклонники музыки индастриал, мало чем отличаются от кибер-готов? Как, вы не знаете, что риветхеды предпочитают носить «милитэри», а «кибер – готы» - латекс? Тогда вы безнадежно отстали от жизни. Наверное, проводите слишком мало времени в виртуальном пространстве.
Интернет… Там, во Всемирной паутине, родилось столько субкультур! Геймеры, флешмоберы, хакеры. Сегодня любое событие, любое сообщество может в один день обрасти армией фанатов-подписчиков и тут же исчезнуть. Социологи говорят: Сеть уничтожила неформалов, сделав неформалами всех. Уйти от реальности теперь легко, достаточно включить смартфон. Хорошо это или плохо? Пока не знаем, но сериал «Черное зеркало» посмотреть рекомендуем.
Может быть, такое половодье субкультур — то, что надо? А может, правы те, кто утверждает, что золотой
век альтернативщиков уже позади?
Полмиллиона человек — слишком много для одного городка и слишком мало, чтобы остановить войну. Так говорят про знаменитый рок-фестиваль в Вудстоке. Крупнейшую акцию самой известной субкультуры в мировой истории, хиппи. Наверное, потому что войн давно не было? Ну так и слава богу. Сегодня неформалы все больше самовыражаются, но не протестуют.А Россия снова идет своим, особым путем. У нас, как в Греции, есть все, от хипстеров до руферов, и кое-что наше, отечественное. Комсомол уже практически возродили, пионеров реанимировали.
Сидят поседевшие дети цветов и рокеры и думают: «За что боролись?»Недолго музыка играла; Матрица — с нею шутки плохи. И байкеры теперь пишут новые «Дневники мотоциклиста», там все больше про патриотические пробеги и православные молебны. А фанаты носят футболки не с эмблемой любимого клуба, а с надписью «Косово — это Сербия». Это и называется особый путь.
Чьи-то сердца требуют перемен, чьи-то стабильности. Как говорил король афоризмов Джордж Бернард Шоу, «миром правят молодые — когда состарятся».

Авторы: Мурат Куриев, Фёдор Палехов
Фото: Gettyimages, РиаНовости, ТАСС, Конрадт Вадим, Montecruz Foto, Marcin Kargol, Esteban Berríos Echeverría, Flavia, Z S, David Guyler, кадры из фильма "Стиляги", "Клубная мания"
Видео: Ленинградская кинохроника, SASHA CHIBIS
Понравилось?
Поделись с друзьями!
~
читайте также