КАК СОЗДАТЬ
ДРУГОЙ НАРОД

Почему миф о декабристах переживет все

Другие декабристы

Оксана Киянская
доктор исторических наук, профессор

Собираясь пролить кровь других, декабристы пролили собственную — такими они остались в русской культуре. Этот образ не вполне соответствует действительности, но он вполне заслуживает того, чтобы в него верили.
Другие декабристы
Давайте определимся: декабристы плохие или хорошие?

Хорошие. Это очень устойчивый миф, на нем построено сознание русской интеллигенции, которая по своей природе оппозиционна власти. Как писал Герцен, «люди, вышедшие сознательно на явную гибель, чтобы разбудить к жизни последующие поколения», такими они и остались в общественном сознании. Главная историческая идея декабризма – самопожертвование во имя будущего России. Было много попыток доказать, что они плохие, что, если бы они победили, в России установилась бы диктатура и пролились реки крови. Но миф о декабризме противится любым попыткам дискредитации, и ничего с этим сделать нельзя.



Но вы-то работаете с документами.
Какими декабристы были в реальности?


По документам не все так ажурно выглядит. Но я тоже плод этого мифа. Отлично понимаю, что он входит в противоречие с реальностью, и все равно в него верю! Дело в том, что миф создали сами декабристы. Пестель предложил Следственному комитету план расследования, который устроил всех: заниматься историей тайных обществ и того, что эти общества хотели, но не расследовать план подготовки восстания. Именно эта картина легла в основу официальной версии заговора и вошла в окончательный текст приговора. Ее же мы изучаем в школе.

Другой Пестель
Почему Пестель вызывал
такое раздражение даже у соратников?


Потому что он был очень большой и очень противоречивой личностью. Он всегда договаривал до конца то, что другие договорить не решались.
Например, что революция – это шантаж, подкуп, что на нее нужны деньги. Очень многие его противники, Трубецкой например, действовали теми же методами. Но Пестель признавался в этом, а Трубецкой нет. И Пестеля все боялись. Такие вещи не говорили вслух. Он был в меньшей степени романтик, чем остальные. Он был материалистом и не отвечал стандартам эпохи.
Причем формально Пестель даже не совершил преступление, и, получается, его казнили ни за что. Какова его роль в заговоре?

Формально он действительно ничего не сделал. Но он был главным организатором и разработчиком похода на столицу. У нас знают историю Сенатской площади, а ведь главное готовилось на юге. Русская армия после войны 1812 года делилась на две части, которые были расквартированы по соседству: 1-я армия – на территории современной Белоруссии, 2-я – на Украине и в Молдавии. Обе готовились воевать с турками. Второй армией командовал Витгенштейн, человек, который не пустил французов в Петербург. Пестель служил его адъютантом и был очень силен в армейских интригах. Он считал, что главное восстание должно произойти в Петербурге, дело армий – поддержка. План этой поддержки разрабатывался Пестелем много лет. Главным его помощником был второй директор Южного общества – генерал-интендант 2-й армии Алексей Юшневский. Идея заключалась в том, чтобы двинуть 2-ю армию на столицу. К концу 1825 года армейские склады с продовольствием развернули не в сторону Румынии, а в сторону Петербурга. Поход Пестеля планировали начать 1 января 1826 года. Но его арестовали на две с половиной недели раньше.
Это и была реальность декабризма?

Да, но на следствии Пестель все утаил. Сейчас те планы с большим трудом восстанавливают по документам. На первом допросе Пестель говорил, что ни о каком тайном обществе не знает. Но когда его привезли в Петербург, уже случилось 14 декабря, и против него было много показаний. Трубецкой, например, слил его с потрохами: утверждал, что смысл своей деятельности в тайном обществе видел в том, чтобы не дать Пестелю реализовать его страшные планы.

Но Пестель все-таки заговорил?

Ему пришлось. 3 января 1826 года он дает первые обширные показания об истории заговора. Николай хотел понять, что произошло 14 декабря, следствием чего это являлось, кто эти люди, чего они хотели.
Никакой связанной картинки не было. Тут как раз пришло известие, что под Киевом восстал Черниговский полк. Как это связано с событиями на Сенатской площади, тогда не понимали. Общая картина необходима еще и потому, что нельзя было впутывать в эту историю имена военачальников, известных за границей.
Пестель многих спас. На него, в сущности, свалили все.

Он во многом брал вину на себя. Говорил, что на всех этапах руководил обществом, что ему принадлежали самые радикальные планы. Того же Юшневского не казнили.
А Пестель знал, что его ждет смертный приговор. Он писал своему следователю Александру Чернышеву: «Да, наверное, я умру, и жаль, что меня запомнят злодеем, хотя я не был таким».

Понимаете, многие из декабристов пытались играть со следствием. Но именно Пестель был самым последовательным и дальновидным из всех.
Он создал тот образ декабриста, который стал мифическим. Этот миф не ложь. Это всего лишь не вся правда. Но он заплатил за этот миф жизнью.


Что придумали декабристы, а сделали другие
Идеи, которые декабристы обсуждали в ходе десятилетней подготовки к восстанию, были воплощены в жизнь. Правда, их реализация наверняка удивила бы заговорщиков.
Диктатура
В Древнем Риме диктатор обладал всей полнотой государственной власти, которая, однако, была строго ограничена во времени. В новой Европе у диктатуры есть начало, но нет конца. В 1793 году революционный французский Конвент приостановил действие только что принятой Конституции, установив неограниченную власть якобинского комитета общественного спасения. То есть диктатуру.
«Чтобы привести в соответствие человеческие обязанности с заботой об общественной безопасности, – советовал Марат, – я предлагаю вам казнить через каждого десятого из контрреволюционных мировых судей, членов муниципалитета, департаментов и депутатов Национального собрания». Критерием контрреволюционности предлагалось избрать «совесть истинного гражданина», но не закон. Судебные процедуры превратились в чистейшую формальность.

Диктатура ввергла Францию в пучину ужаса почти на год. Пестель предполагал, что в России она должна существовать аж 10–15 лет. Когда один из его соратников заметил, что диктатуру можно было бы сократить до нескольких месяцев, Пестель резко возразил: «Вы считаете возможным изменить всю эту государственную машину, дать ей другое основание, приучить людей к новым порядкам в течение нескольких месяцев? Для этого потребуется по крайней мере лет десять!»
Бремя власти должно было принять на себя временное верховное правление.
Русская диктатура, по мнению Пестеля, давала единственную возможность в «роковое время» избежать тех самых «ужасов безначалия», которыми отличалась диктатура французская.
Владимир Ленин превратил словосочетание «диктатура пролетариата», несколько раз вскользь брошенное Карлом Марксом, в руководство к действию, которое среди

прочего предполагало полное освобождение государства от всех обязательств, налагаемых законом. То есть возвращение к якобинским временам.
Но интересно, что даже после всего этого соблазн революционной диктатуры не оставлял российских преобразователей. «Роспуск профсоюзов в случае их выступления против правительственных мер», «чрезвычайное антизабастовочное законодательство», «контроль за всеми центральными средствами массовой информации», «меры прямого подавления по отношению к представителям партийного актива» – вот неполный перечень мер, которые в 1990 году предлагала ввести во имя реформирования страны группа экономистов под руководством мало кому известного Анатолия Чубайса.
«Вы считаете возможным изменить всю эту государственную машину, дать ей другое основание, приучить людей к новым порядкам в течение нескольких месяцев? Для этого потребуется по крайней мере лет десять!»
Цареубийство
Когда на голосование во французском Конвенте был поставлен вопрос о казни короля, радикалы ответили короткой фразой: «Смерть без дальних толков». Король был казнен под улюлюканье толпы.
«Толки» декабристов о необходимости цареубийства длились десять лет. И царь остался жив. По словам историка Оксаны Киянской, «декабристы отличались тем, что они не убили царя». Правда, к власти они тоже не пришли, а Петр Каховский, которого они наметили в цареубийцы, насмерть ранил петербургского генерал-губернатора Михаила Милорадо-вича. Отношение к теме цареубийства принципиально отличает декабристов и от



якобинцев, и от русских заговорщиков XVIII века из гвардейской среды, которые, не особо мучаясь сомнениями, расправлялись с государями.
Известен диалог Пестеля со следователями. «Вы хотели убить царя! Как вы могли?» – воскликнул один из членов Следственного комитета. «Мы хотели, а вы уже убили», – спокойно ответил Пестель, имея в виду, что среди следователей по делу декабристов были люди, принимавшие непосредственное -участие в убийстве Павла I.
Героем декабристов был Брут, которого они воспринимали не как предателя и убийцу Цезаря, а как борца с его тиранией.
У следующих поколений революционеров


мысль о тираноборчестве вызывала «электрическую атмосферу энтузиазма». Народовольцы объявили политическое убийство главным средством борьбы с правительством. «Насилие можно обуздывать только насилием же, – писал Петр Ткачев. – Может быть, и кинжалы, и револьверы вас не образумят, но по крайней мере они отомстят вам за проливаемую кровь наших братий».
Если для декабристов цареубийство было лишь частью плана по реорганизации России в целом, то для народовольцев – способом дестабилизировать социум, а там как пойдет. Когда к лету 1918 года социум был окончательно дестабилизирован, большевики расстреляли царскую семью, обойдясь даже без суда, чем превзошли самих якобинцев.


Лицейский друг Пушкина Иван Пущин
Сергей Волконский
Освобождение крестьян
В 1819 году член «Союза благоденствия» Иван Якушкин решил освободить крестьян своего имения Жуково, что в Смоленской губернии. Услышав, что пахотную землю они получат не в собственность, а лишь в аренду по специальному договору, селяне ответили: «Ну так, батюшка, оставайся все по-старому: мы ваши, а земля наша». И это была единственная зафиксированная попытка дворян-декабристов дать свободу собственным крепостным. В планы декабристов входило реформирование всей страны, а не конкретные малые дела. Правда, единого взгляда на будущее обустройство России у них не было. Идеолог Северного общества Никита Муравьев планировал, подобно Якушкину, оставить за крестьянами лишь приусадебные участки,



а Пестель намеревался половину обрабатываемой земли отдать крестьянской общине, а остальное сохранить за помещиками. Реализация обоих проектов сулила проблемы, с которыми в реальности столкнулась Россия после освобождения крестьян в 1861 году. Просвещенные дворяне видели главную проблему в «рабском» положении крепостных, но тех больше волновал не формальный статус, а то, почему за работу на «своей» земле они должны еще что-то отдавать барину. Согласно декабристским планам, крестьянам все равно пришлось бы платить за аренду – в реальной истории помимо этого были еще и выкупные платежи за предоставленную землю. Именно поэтому среди бывших крепостных
ходил слух, что «баре подменили Манифест».
Чаяния крестьян были воплощены только после революции 1917 года, когда вся земля наконец оказалась в их собственности. Вскоре, однако, большевистское государство ввело продразверстку – насильственный отъем хлеба в пользу города, а в 30-е годы – коллективизацию, вновь лишившую крестьян собственной земли. Отдаленные последствия того, что никто – ни власти, ни оппозиционеры – так и не смогли найти устраивающее всех решение земельного вопроса, ощущаются по сей день: в сельском хозяйстве России занято порядка 10% населения, а в США, например, около 2%.
Депортация народов
«Надлежит ввести в Финляндии российский язык, устраивая нужные для сего училища», цыганам предоставить право «или оставить Россию, или, приняв веру православную, распределиться по волостям, входящим в общий состав», «буйные кавказские народы силою переселить во внутренность России», а два миллиона польских и русских евреев должны переехать в Малую Азию для устроения отдельного государства. Таков неполный перечень предложений Павла Пестеля по решению национального вопроса.



Эти идеи, особенно депортация евреев, создали ему репутацию ксенофоба и антисемита. На самом деле он размышлял вполне в духе времени. Пестель не испытывал личной неприязни к иудеям (а в то время еврей и иудей – это фактически одно и то же), но считал неприемлемым их особый статус внутри государства: подчинение не властям, а своим религиозным лидерам. Пестель допускал возможность насильственного перемещения масс людей во имя блага государства. Столетие спустя этой
идеей воспользовались многие государства: в 20-х годах XX века Греция, Турция и Болгария устроили принудительный обмен населением; перед тем как начать уничтожать евреев, нацисты планировали переселить их в разные части мира; накануне и во время Великой Отечественной войны из мест компактного проживания в СССР было депортировано до десяти народов. В этом смысле Пестель действительно опередил время.

Приговор декабристам
5 человек
85 человек
14 человек
13 человек
Казнь через повешение
Каторга
Поселение в Сибири
Служба на Кавказе


Автор: Ольга Андреева, Дмитрий Карцев
Фото: GettyImages, Tass
Понравилось?
Поделись с друзьями!
~
читайте также