Текст: Евгений Матонин

Дизайнер: Дмитрий Андреевский

Вы, профессор, что-то нескладное придумали

В книгах Михаила Булгакова мы то и дело натыкаемся на различные «научные» истории, вокруг которых, собственно, и развиваются придуманные писателем причудливые сюжеты. Откуда же у них «ноги растут»?
«И очень просто», как сказал бы П.П. Шариков, бывший пес: из газет и окружавшей Булгакова действительности. Писатель внимательно следил за новостями научного мира, а затем искусно вплетал их в свои фантастические интриги. Впрочем, «научные новости» 1920-х годов были очень похожи на фантастику.


В 1925 году Булгаков написал свое знаменитое «Собачье сердце», в котором профессор Ф.Ф. Преображенский ставил опыты по омоложению. Правда, потом профессор решил превратить собаку в человека, на чем, собственно, и погорел. Но сюжет повести был не таким уж фантастическим, как кажется на первый взгляд.

Вторая молодость
«Я вам, сударыня, вставлю яичники обезьяны», – объявил он и посмотрел строго. – «Ах, профессор, неужели обезьяны?» – «Да», – непреклонно ответил Филипп Филиппович.

…Показание к операции: постановка опыта Преображенского с комбинированной пересадкой гипофиза и яичек для выяснения вопроса о приживаемости гипофиза, а в дальнейшем – о его влиянии на омоложение организма у людей.

«Собачье сердце»
В 1924 году одним из, как бы сейчас сказали, научных бестселлеров в СССР стала книга профессора Сергея Воронова «Сорок три прививки обезьяне». Другие его книги: «Сорок три прививки от обезьяны человеку», «Старость и омолаживание», «Омоложение пересадкой половых желез» – тоже читали как захватывающие приключенческие романы.

Воронов родился в России, уехал во Францию, окончил медицинский факультет Сорбонны. В молодости был врачом наследника египетского султана. Там он заметил, что дворцовые евнухи-кастраты стареют быстрее обычных людей. Это натолкнуло его на мысль, что именно действие половых органов влияет на «возраст организма», а вовсе не наоборот. И он стал проводить операции по «омолаживанию человека» – пересаживал пожилым людям «половые железы» обезьян. «Прививки» стоили безумно дорого, но богатые европейцы были готовы ради второй молодости на все. Впервые он пересадил пожилому пациенту половые железы молодой обезьяны12 июня 1920 года и в своих работах утверждал, что к середине 1920-х сделал уже 236 подобных операций, причем в 90% случаев был достигнут положительный результат.

Ходили слухи о «прививках», сделанных Клемансо и Ллойд Джорджу. После смерти Ленина в газеты хлынули письма: почему Ильичу не сделали омоложение, ведь писали же, что Клемансо омолодился!

Впрочем, Воронов был не единственным, кто проводил подобные опыты. В 1920-х годах омоложение вообще было одной из самых популярных тем для газетных сенсаций. Газеты то и дело печатали материалы о самых невероятных успехах в этой области. Книжные лавки буквально ломились от книг различных специалистов: «Омоложение. Второй сборник статей. Под ред. проф. Н.К. Кольцова», Кольцов Н.К. «Омоложение организма», Муралевич В. «Что такое старость и омоложение» и т. д.

В СССР профессора Мартынов, Халатов и Немилов пересаживали пациентам эндокринные железы обезьян, овец, котов. А в московском зоопарке, явно спекулируя на популярной теме, посетителям предъявляли «омоложенного козла», о чем извещала табличка на его клетке. Скептики, впрочем, утверждали, что прохвост-директор попросту заменил старого козла на молодого.
Уроки пересадки
«Как сон, голубчик?» – Хе-хе! Мы одни, профессор? Это неописуемо, – конфузливо заговорил посетитель. – Пароль д'оннер – двадцать пять лет ничего подобного, – субъект взялся за пуговицу брюк, – верите ли, профессор, каждую ночь обнаженные девушки стаями».

«Собачье сердце»

Сергей АбрамовичВоронов, французский хирург русского происхождения, был одним из прототипов профессора Преображенского из булгаковского «Собачьего сердца».Первую официальную пересадку «желез обезьяны» человеку он провел 12 июня1920 года.
Профессор Воронов так описывал одного из своих пациентов – 74-летнего англичанина, которому были пересажены железы обезьяны: «Жир исчез, мускулы укрепились… Он наклонил голову, мы убедились, что… его лысина покрылась густым белым пухом… Этот человек действительно помолодел на 15–20 лет». Газеты с восторгом сообщали и об успешных операциях в клинике профессора Мартынова: «У пациента N повысилась работоспособность, он стал легко подниматься по лестнице, не держась за перила, стал ходить большими шагами, его волосы потемнели, улучшился сон и повысился аппетит!»

72-летний доктор Викторов решил испытать пересадку на себе. Он записал в дневнике: «Начали появляться эротические сновидения и, тоже во сне, довольно энергичные эрекции...» У него также «потемнела борода», и он стал «легко взбегать по лестнице».

Позже выяснилось, что все эти успехи носили временный характер и возраст пациентов потом брал свое. Но поначалу цирковые куплетисты откликались на новости об успехах «омолаживания» частушками: «Встретил я одну девчонку, ест она морожено. Оказалась старушонка, только омоложена!»
Мозговой штурм
«Филипп Филиппович, а если мозг Спинозы?»

«Собачье сердце»
Изучение природы человеческой гениальности было не менее популярным направлением науки 1920-х. При этом рассматривалась возможность развития обычного человека «в чрезвычайно высокую психическую личность», как говорил доктор Борменталь.

В СССР толчок таким работам дала смерть Ленина. Сразу же после кончины вождя революции его мозг в стеклянной банке перевезли в специальную лабораторию. Она находилась в бывшем доме фабриканта Игумнова на Большой Якиманке (сейчас это резиденция посла Франции в Москве). Там были развернуты исследования, цель которых состояла в научном обосновании гениальности Ленина и подтверждении этого особенностями строения его мозга.

В 1928 году на основе лаборатории был создан Институт мозга. Чтобы обеспечить ученых материалом для работы, в Институте собрали настоящую «коллекцию» мозга известных людей: Луначарского, Маяковского, Надежды Крупской, Станиславского, Андрея Белого, Багрицкого и других. Изучение мозга великих людей продолжается и сегодня, но тайну человеческой гениальности, похоже, пока не разгадали.
Полеты во сне и наяву
«Умоляю верить брошен Ялту гипнозом Воланда».

«Ага! Стало быть, теперь к нам, в Армавир, пожаловали, господин гипнотизер? Ну, здесь вас не испугались».

«Мастер и Маргарита»


Cовременники Булгакова интересовались гипнозом так же, как сегодняшние граждане – смартфонами.

По одной из версий, выступление Воланда и его свиты в театре Варьете Булгаков написал, прочитав репортаж о гастролях в Москве знаменитого тогда гипнотизера-иллюзиониста Орнальдо (он же Смирнов Николай Андреевич). Одним из первых в стране он ставил целые спектакли, основанные на трюках и гипнозе, и возил их по всему СССР.

Орнальдо был гипнотизером-артистом, но встречались и откровенные мошенники, и даже преступники. В газетах того времени описано несколько случаев, когда подобные типы на частных «квартирниках» вводили доверчивых граждан в транс, грабили и буквально раздевали их.

В 1923 году вышла книга инженера Бернарда Кажинского «Передача мыслей». В ней утверждалось, что освоение «мозгового радио» коренным образом изменит жизнь людей. Особенно, конечно, при передаче мыслей на большие расстояния. Ну, в Ялту не в Ялту, но вот в 1925 году, как утверждали газеты, врач-невропатолог Товий Гурштейн и академик Виктор Кулебакин передали «мыслеволны» аж на целых 55 км. Сообщалось, что «мысли» передавали также в Саратов, но о результате история умалчивает.

А знаменитый дрессировщик Владимир Дуров передавал мысли собакам – все тот же инженер Кажинский придумал для этого специальный прибор. Дуров влезал в изолированный металлический ящик, который соединялся проводом с другим ящиком, где находился пес Лорд. Утверждалось, что результаты были «потрясающими». Но, по-видимому, до кота Бегемота псу Лорду все равно было далеко.
Лучевая болезнь
«Профессор Персиков, вы открыли луч жизни!»

«Три копейки, гражданин! – закричал мальчишка и, вжимаясь в толпу на тротуаре, вновь завыл: – «Красная вечерняя газета», открытие икс-луча!!»

«Роковые яйца»



Не исключено, что «красный луч» профессора Персикова, заставляющий расти кур, змей и крокодилов до гигантских размеров, – это пародия на «лучи смерти», о которых в 1920-х годах говорил буквально весь мир.

Появлялись сообщения, что эти самые лучи, оружие невиданной силы, изобретали такие ученые, как Никола Тесла, то Гарри Гринделл Мэтьюз, Джулио Уливи. В 1924 году советский журнал «Радио» писал об «открытии» Мэтьюза: «Его «лучи смерти» дают возможность убивать на расстоянии живые организмы, производить взрывы пороха, останавливать на ходу автомобили, аэропланы и пр.».

В 1925 году в СССР вышел фантастический художественный фильм «Луч смерти». По его сюжету, агенты вражеских разведок похищают изобретенный в Советском Союзе аппарат, который может осуществлять взрывы на расстоянии. Но восставшие западные рабочие его отбивают и устраивают восстание.

В том же году была опубликована первая книга романа Алексея Толстого «Гиперболоид инженера Гарина». Кстати, большинство сообщений о «лучах смерти» так и остались фантастикой, как и эта увлекательная книга.
Гиганты-мутанты
«И еще смутно разглядели агенты кучи белых яиц, валяющихся в пыльных углах, и странную гигантскую голенастую птицу, лежащую неподвижно у камер, и труп человека в сером у двери, рядом с винтовкой.»

«Роковые яйца»

В 1922 году была официально признана выведенная американским заводчиком Декстером П. Ухамом из штата Нью-Джерси порода черных кур «джерсийский гигант». Самки весили 10 кг, петухи – до 14 кг.

В СССР тоже шли работы по улучшению генетики животных, о чем не раз писали газеты 1920-х годов. В селе Назарьево Звенигородского района Московской области до 1930 года работала Центральная станция по генетике сельскохозяйственных животных (позже генетику стали считать «продажной девкой империализма»). Ставились, в частности, и задачи выведения собственных, советских птиц-гигантов.

Кстати, совхоз «Красный луч», откуда в «Роковых яйцах» началось наступление «гадов-мутантов», как и станция по генетике, находился к западу от Москвы. Правда, дальше – в Смоленской губернии.

Этот список можно было бы продолжить. В 1920-е годы в воздухе витали грандиозные ожидания, связанные с наукой будущего. Казалось, что наука вскоре сможет все – и человека омолаживать, и мысли в Ялту передавать. А проза Булгакова во многом зеркало этих ожиданий.

Конечно, в романах Жюля Верна или Герберта Уэллса тоже отражалось предчувствие будущей научно-технической революции. Но у них все было серьезно. А Булгаков – это зеркало «кривоватое», как в комнате смеха. Он весьма ехидно прошелся по надеждам человечества на перспективы научных открытий. И по людям, которых, как известно, еще больше испортил квартирный вопрос.
Понравилось ?
Поделись с друзьями !
НЕ ПРОПУСТИТЕ: